Криминал
26.10.2012

Ренат Кузьмин крышевал вывод миллиардов гривен из госбюджета

Ренат Кузьмин крышевал вывод миллиардов гривен из госбюджета
  • Текст и фото - expres.ua

    Ренат Кузьмин
Заместитель генпрокурора покрывает самую резонансную аферу Минтранспорта Украины
Судьба главных свидетелей в «деле на миллиард»: один — в розыске, второй — в психушке, третья — в могиле. Действительно ли заместитель Генпрокурора Ренат Кузьмин столь слабоумен, что дал вчерашним зэкам обмануть ГПУ? Кто разрушает уголовное дело о самой резонансной финансовой афере времен независимости? Что делают поставщики министерства Бориса Колесникова в морге? Может ли 86-летняя парализованная бабушка производить комплектующие для украинской железной дороги? Выдумка ли украинская мафия? Подробности одной из самых резонансных финансовых афер в истории независимой Украины. 

Афера на миллиард — это дело о том, как в Украине отдельные люди, втаптывая в нищету других, идут по трупам и становятся миллиардерами.

...Все началось весной. В редакцию по конфиденциальным каналам попали материалы допросов нескольких граждан Украины, которые были осуществлены в рамках уголовного дела... Сначала мы не поняли: зачем их нам передали? Начали углубленное изучение фактов и событий... И вывод напросился сам — передача материалов с уголовных дел журналистам «Экспресса» — это шаг отчаяния тех честных офицеров украинских спецслужб, которые поняли: другого способа борьбы с мафией сегодня не существует.

Итак, о чем говорится в полученных материалах? Повторимся, это были протоколы допроса нескольких граждан Украины, которые сознались в совершении чрезвычайно циничных преступлений. Образно это можно назвать ограблением государства — на сотни миллионов гривен.

Здесь нужно предоставить некоторые объяснения. Все мы хорошо понимаем, что такое ограбление банка. Вы часто, наверное, видели это в кино. Вооруженные грабители обезвреживают сигнализацию, проникают в банковское хранилище, разгадывают код банковского сейфа и мешками выносят из банка деньги. Если кто-то им мешает — убивают.

Ограбление государства заканчивается подобным сценарием: из банка выносят деньги мешками. Но это делают не грабители. Это делают люди в дорогих костюмах. Это — люди мафии.

И для этого им вовсе не нужно ломать сигнализации или банковские сейфы. Для этого надо совсем другое — быть членом мафиозной группы, специализирующейся на хищении государственных средств. То есть тех средств, которые каждый человек как налоги платит, получая зарплаты или пенсии, пользуясь мобильной связью или покупая доллары в обменных пунктах.

Со всех этих операций государство взимает налоги. По логике, эти налоги должны идти на зарплаты работникам бюджетной сферы, бесплатное лечение наших граждан, повышения пенсий, содержание армии, помощь инвалидам и т.д. И, как вы знаете, чиновники всегда жалуются, что этих средств никогда «не хватает, потому что это зависит от возможностей экономики».

Это не так. Средств хватало бы на всех. Но они, мафиози, — их воруют. При хорошо отработанной схеме. Деньги государства, которые должны быть направлены на нужды миллионов украинцев, к украинцам не попадают. Их крадут. Это и является основным доходом украинской мафии.

А теперь обратимся к подробностям. Именно они помогут нам понять, как все происходит.

Итак, о чем говорилось в материалах допросов, которые попали в наши руки.

«В августе 2008 года я случайно встретилась с Онищенко С.М. Узнав, что я нигде не работаю и ищу работу, он предложил мне работу, а именно: зарегистрировать на мое имя предприятие и стать его директором. Онищенко С.М. объяснил, что мне не нужно будет заниматься хозяйственной деятельностью, директором я буду формально и буду только подписывать документы, которые он будет предоставлять.

Я согласилась в связи с тяжелым материальным положением.

Так, на протяжении 2008 — 2010 годов на мое имя было зарегистрировано три фирмы — ООО „Будперспектива-люкс“, ООО „Форумiнвест“ и „Пальмiра-КС“. Все общества был создан по аналогичной схеме: Онищенко звонил мне, сообщал время, дату и местопребывание нотариуса, и я подписывала необходимые документы.

Примерно раз в месяц Онищенко привозил документы финансово-хозяйственной деятельности: счета, налоговые накладные, договоры и другие документы, которые я, не читая, подписывала», — это протокол допроса от 2.02.2011 г. — Наталии Березы.

Через 16 дней, а именно 18 февраля, следователь в рамках того же уголовного дела допрашивал еще одну женщину — Надежду Бенедю. Вот что рассказала она:

«После регистрации ООО „Регiонагро“ Онищенко приказал мне открыть в учреждениях банков счета. На этом предприятии, которое я создала по просьбе Онищенко, кроме меня никто не значился. Никакого товара в адрес предпринимателей-покупателей эта фирма не поставляла и никаких услуг не оказывала. Я только подписывали налоговую отчетность и, по указанию Онищенко, документы финансово-хозяйственной деятельности.

Это происходило так: Онищенко звонил мне и говорил ехать во Львов с целью подписания первичных документов, бухгалтерских документов о взаиморасчете с ООО „Корпорация“ путевые ремонтные технологии».

Следователь оказался упрямым. Шел дальше. 18 числа на его столе появился еще один протокол допроса. Вот он:

«Финансово-хозяйственную деятельность предприятия я не вела, кроме подписания бухгалтерских и отчетных документов. Также никакого товара в адрес предприятий-покупателей ООО „Бизнес-акцент“ не поставляла и никаких услуг не оказывала.

Я открывала счета в банках, но доступа к счетам я не имела — этим занимался Онищенко С.М., ему я передавала чековые книжки. ООО „Регiонагро“, где я являюсь учредителем, я регистрировала также без цели финансово-хозяйственной деятельности.

Я осуществляла выезд во Львов для подписания документов финансово-хозяйственной деятельности», — это протокол допроса еще одного «директора фирмы» — Любви Дубограевой.

А вот еще одно интересное свидетельство:

«...Онищенко попросил зарегистрировать на себя фирму для его бизнеса. Финансово-хозяйственной деятельности я не осуществлял...» — из протокола допроса Александра Юршевича.

А вот еще два почти аналогичных:

«...В сентябре 2009-го Онищенко С.М. предложил мне зарегистрировать на свое имя предприятие ООО „Ремтрансервiс“ и пообещал материальное вознаграждение в размере 1000 гривен за каждый месяц, на что я дал согласие...» — это из допроса Дмитрия Мазурчука.

«...В августе 2009-го я познакомился с мужчиной, который предложил мне 100 долларов за то, чтобы я зарегистрировал на свое имя ООО „Агросельмашбiзнес“. Я согласился. Разрешения на изготовление печати я не оформлял. На налоговых накладных стоит не моя подпись. Все эти подписи от моего имени являются подделкой», — протокол допроса свидетеля Александра Темяковского.

Почему мы так педантично подаем эти сухие строки протоколов допросов? Потому что это именно они могли бы стать зацепкой для следственных органов, чтобы попытаться найти в дальнейшем ключевые доказательства по делам, возбужденным против мафии.

Потому что любому следствателю, который собрал такую ​​коллекцию свидетельств, неизбежно следовало далее выяснить, кто и зачем создавал эти фиктивные фирмы. Скажем больше: кто и зачем делал это — это вопрос ключевой. 

Ведь по состоянию на сегодня мы установили, что мафиозной группой, которая попала в поле нашего внимания, таких фирм было создано минимум шестьдесят три, а сумма средств, прошедших через их счета, превышает пять миллиардов гривен.

Так кто же эти люди, которых допрашивали в рамках уголовного дела? Откуда они, где живут? Зачем создавали эти фиктивные фирмы? Откуда средства, поступавшие на их счета? Кто этот загадочный Онищенко, который фигурирует во всех допросах? Мог он сам прокручивать многомиллиардные операции? На кого он работал?

Итак, сначала мы, используя свои связи, установили несколько существенных фактов.

Первый факт: большинство этих людей, которые фигурировали как руководители фирм-призраков, живут в Днепродзержинске.

Второй факт: деньги на счета этих фиктивных фирм в основном поступали со счетов некоего ООО «Корпорация «КРТ», которая считается одним из главных поставщиков материалов и комплектующих для государственных предприятий Министерства транспорта и инфраструктуры. Министерства, которое сегодня возглавляет регионал Борис Колесников.

Третий факт: уголовное дело, материалы допросов которого мы получили, контролировал лично первый заместитель Генерального прокурора Украины.

Так кто и зачем создавал фирмы-призраки и почему следы постоянно ведут во Львов? Даже приведенных фрагментов протоколов допросов достаточно, чтобы понять: один из главных поставщиков Министерства транспорта — ООО «Корпорация „КРТ“, расположенное во Львове, — полномасштабно работало с фирмами-призраками.

Это утверждение базируется на конкретных фактах.

Протокол допроса — первый факт. Юридический факт. И все же мы решили все еще раз проверить: а может, упомянутые фирмы все же работают, производят всякое-разное, то, что нужно для работы той же „Укрзалiзницi“? Может, это кто-то хочет досадить „Корпорации“ КРТ », свести счеты с ее владельцами, печальноизвестными «братками» Дубневичами, один из которых отсидел несколько лет в тюрьме за кражи?

Несколько недель потратили на то, чтобы все проверить, найти людей, изучить документы.

Сначала мы попытались отыскать тех людей, которые свидетельствовали на допросах, приезжали из Днепродзержинска во Львов на «фирму» Дубневичей и там подписывали фиктивные документы о поставке товаров, которых не существовало. Так сами они утверждали на допросах, и потому беспокоил только один вопрос — живы ли они?

От собранной информации и до сих пор трудно оправиться.

Итак, добро пожаловать в город Днепродзержинск Днепропетровской области. Именно здесь живут те люди, которые возглавляли фирмы-призраки и на допросах «раскололись».




Эти двери устанавливали на скорую руку — вместо тех, которые правоохранители срезали автогеном во время обыска в еще одной фирме-призраке с названием «Будперспектива-люкс». 

Итак, фирма — «Форумiнвест» («Форуминвест» — русск.). Директор — Наталья Береза. По всем правилам логики, эта фирма должна поставлять предприятиям нынешнего министерства Колесникова через корпорацию Дубневича части для железнодорожных путей. Мы еще наивно надеялись найти в Днепродзержинске хоть какой-то маленький завод.

По документам, директор этой фирмы живет на улице Интернационалистов, 5Д, квартира 9. Едем на место. Люди, когда слышат, что ищем здесь фирму «Форумiнвест», смотрят на нас, как на инопланетян. Девятиэтажка. За ободранными дверями квартиры № 9 — тишина. Звонка нет. Нищета.

Соседи говорят: зря стучать — никто не откроет. «Там Анна Бойцова живет. Лежащая старушка, 86 лет. Сама живет, бедолага. Сын Володя приходит поесть дать и помочь, чтобы нужду справила. Какая фирма? Вы что?.. Баба Аня не встает с постели уже лет пять».

Натальи Березы мы здесь не нашли, но нашли другого фигуранта схемы — Владимира Бойцова. Того самого, который вместе с Березой и Дубограевой ездил во Львов в «КРТ» братьев Дубневичей подписывать «какие-то подготовленные документы».

Парализованная старушка — это мать Владимира. На Бойцова также оформлено несколько фирм-призраков. Его лежащая старая мать не знает, что в ее хате — дирекция какого-то ООО «БК Сити».

«Форумiнвест» находим на Кирова, 12. Когда-то здесь было депо. Ныне в помещении с прогнившим полом — местные офисы. Бедные, но на дверях — вывески с названием. Фирмы «Форумiнвест» здесь не знает никто. На дверях 29-й комнаты, где все-таки должна быть фирма, вывесок нет. Люди, которые здесь работают годами, говорят, что и не было ее там никогда.

На этом же адресе «висит» еще одна фирма-партнер корпорации Дубневичей — «Бизнес-акцент». Основатель — Надежда Бенедя.

Следы этой фирмы ведут нас на улицу Николенко, 5. Старушка-пятиэтажка. Здесь все знают друг друга очень хорошо.

— У нас фирмы никакой нет. В 39-й квартире Надя Бенедя жила с семьей. Выехали несколько месяцев назад, и не знаем куда, а в квартире уже — чужие. Такая семья хорошая была, муж Надежды в больнице работал. Дочь, зять, внучка. И как ее в те аферы втянули? — Соседи спрашивают, не следователи ли мы из Киева? «В прошлом году здесь людей приехало!.. Двери Бенеди хотели вырезать. Говорили — обыск. А Надя и так все в суды вынесла. Все», — сокрушенно качают головами люди.

Говорят, как прощались Бенедя с ними, то и телефонов не оставили. Плакала только Надя очень. Она всю жизнь здесь прожила. А теперь соседи даже не знают, жива ли еще.

На эту женщину также было задокументировано еще четыре фирмы-призрака. Одну из них, «Альта-спектр», госпожа Бенедя «разместила» в однокомнатной квартире своей матери на Глаголева, 31. Там, где живет госпожа Зося, старая мать Бенеди, — зарегистрировано несколько «фирм».

Идем дальше. Ищем следующую фирму-партнера миллиардеров Дубневичей в Днепродзержинске — «Будперспектива-люкс», что расположена по адресу: проспект Карла Маркса, 22/69.

Находим. Только не фирму, где она, согласно адресам на документах, должна быть, а... Все правильно. Еще одну квартиру. Такая же обшарпанная дверь, как и те, где бабушка парализованная лежит. Такой же нищий подъезд девятиэтажки, где воняет фекалиями и крысами.

В этой квартире-«фирме» «Будперспектива-люкс» живет бывший бухгалтер местного завода (потерпевшего крушение, как и все остальные), — Наталья Береза. Женщине за пятьдесят. Соседи отводят глаза, показывают на «китайские» двери. Вокруг дверей — следы свежей штукатурки. «Вырезали. Обыск был. Весь дом сбежался смотреть. Что в той хате искать было — бедность сплошная. Надя же без мужа сына на ноги ставила. Она после того обыска — как не своя ходит. Молчит все. Людей сторониться стала. Это беда ее заставила в то влезть — завод закрыли, без работы и копейки осталась. Сволочи...»- суровеют соседи, мужчины сжимают кулаки.

Что в Днепродзержинске, что в Тернополе, Сумах или Львове — несправедливость болит одинаково всем. И бедность везде одинакова.

Исследуя эту тему, мы боялись за жизнь Натальи Березы. Зная, что в этой истории уже есть мертвые. Соседи утверждают: женщина жива. Скрывается до сих пор только, бедная, говорят. За Натальей Березой числится шесть таких фирм-призраков.

Мы искали еще одну фигурантку уголовного дела, которая ездила к «бизнес-партнерам Дубневичам», — Любовь Дубограеву. И нашли ее. И стало страшно: женщина, которой чуть за пятьдесят, приходит в собственную квартиру ночью, тогда, когда все спят. Как и Наталье Березе, Любви Дубограевой также резалы автогеном дверь квартиры.

После этого случая соседи позаводили собак. На Любу Дубограеву стали смотреть косо. На нее также зарегистрировано несколько предприятий. Одна из таких вот фирм бизнес-партнеров Дубневичей — на последнем этаже пятиэтажки на улице Димитрова. Там жила старушка. Уже несколько лет, как ее нет. Соседи нашли женщину окровавленной на улице. Говорят, сошла с ума и выбросилась из окна своей квартиры-«фирмы»...

В крайне обнищавшем, как и множество других городов Украины, Днепродзержинске нашли мы и «предприятия» одного из основных фигурантов уголовного дела — главного в сотрудничестве между фирмами-призраками, корпорацией «КРТ» и «Укрзалiзницей» Сергея Онищенко. За глаза его здесь называют «лысым аферистом», который осел в Киеве, а родом он — здешний. Онищенко свои фирмы регистрировал даже не на парализованных бабушек. Он пошел дальше.

Знаете, что там? Нет, не квартира, где самоубийство было, а... детская больница. Обходим больницу несколько раз. Где же фирма?

— Мы более двадцати лет работаем. Никакой фирмы у нас нет и не было — здесь дети больные, — сердятся врачи. Оказывается, мы не первые, кто здесь фирму партнера братьев Дубневичей ищет.

— Подождите, — задумывается летняя женщина в белом халате. — Вон, видите, на углу больницы — морг для новорожденных деток с патологических отклонениями. В нем уже не проводят вскрытия трупов; разве что фирма там, в морге, и есть.



Слева — морг. Интересно, что отсюда могло получать ООО «Корпорация «КРТ», поставщик «Укрзалiзницi»? 

Сергей Онищенко, который создавал для корпорации «КРТ» фирмы-призраки, для этого делал все: использовал морги, парализованных бабушек и квартиры, где сходили с ума и умирали, — здесь превзошел самого себя.



Вот здесь вы можете сколько угодно искать еще одну фирму-призрак — ООО «Агробiзнес», возглавляемую лично Онищенко, — ее здесь никогда не было  

Люди, которые по документам являлись директорами и учредителями этих предприятий с громкими названиями, поражали одним — бедностью. Все «имущество» — нищенская жизнь.

— Зачем вы соглашались на такие аферы? — Допытываюсь у фигурантов уголовного дела.

— Вы не понимаете, как нам. Ничто не работает. Нет работы. А Онищенко обещал деньги каждый месяц только за то, что мы будем подписывать документы, — говорит Владимир Бойцов.

— Но так вы могли подписаться и под убийствами, которые кто-то совершил?

— До пенсии далеко. У нас не было денег даже на хлеб, — отворачивается. Трудно признавать, что продаешь себя. Продаешь свою совесть, достоинство, будущее своих детей и внуков.

У людей не было денег на хлеб... А откуда же они были у Сергея Онищенко? Кто он такой и как втянул Березу, Дубограеву, Бойцову, Надежду Бенедю и еще с полсотни людей в такую ​​кабалу?

...Когда-то в Днепродзержинске была улица Суворова. Дома снесли, старики умерли, а те, что помоложе, остались. И Онищенко, И Наталья Береза, Володя Бойцов, Любовь Дубограй и другие жили на этой улице с детства. Потом судьба разбросала их. Большинство пошло работать, а Сергей Онищенко — в тюрьму. Работал на овощной базе и стал воровать, за что и посадили, как и Дубневича, — нельзя чужое красть.

Вышел из «зоны» Сергей Онищенко и снова стал красть. Для того и нашел друзей юности и научил «бизнесу».

Итак, следователи не ошибались: все фирмы, которые имели дело с одним из главных поставщиков Министерства транспорта, — фирмы-призраки. ООО «Корпорация «КРТ» получала средства от железной дороги. Перечислила их на счета фирм-призраков. Онищенко ехал в банк и снимал эти средства со счетов. Наличкой. Черным налом. Бухгалтеры списывали эти средства фиктивными документами.

Следователю удалось все это раскрыть. Казалось, все так просто: группа нечестных людей, которых связывает одно хобби — деньги, создала схему хищений государственных денег. Онищенко держал все «снизу» фирмами-призраками с дешевыми «директорами». Посередине была корпорация братьев Дубневичей, а сверху этой «пирамиды» щедрой рукой «Укрзалiзницi» контролировал отправление денег «браткам» кум одного из них — Михаил Костюк, который тогда возглавлял железную дорогу.

По этой схеме через указанные счета за каких-то два года прошло несколько миллиардов гривен.

Кто-то скажет, что эти средства украдены у матери с детьми, у чьего-то старика, у инвалида, у доктора, студента, учителя. Украдено у нас с вами. Кто-то скажет, что определенная группка людей построила государство в государстве — виртуальный мир поставок, который дает реальные деньги.

Именно так думали, наверное, и следователи, когда тщательно взялись раскрывать эту ли наимасштабнейшую финансовую аферу из всех известных сегодня.

В начале февраля прошлого года данной схеме, среди организаторов которой два бывших зэка — Онищенко и Дубневич, — казалось, будет положен конец: Онищенко арестовывают с саквояжем, в котором следователи насчитали 500 000 долларов.

Против Онищенко возбудили уголовное дело по несколькими статьями.

Начались массовые задержания, обыски, изъятия. Автогеном срезали двери во многих квартирах, арестовывали счета. Светлана Козинец, один из руководителей корпорации «КРТ», бежит от правосудия в соседнюю Беларусь, ее объявляют в розыск. Загадочно умирает главный бухгалтер корпорации «КРТ» госпожа Гаранюк. По некоторым данным, были выписаны постановления на задержание «братков» Дубневичей и их бизнес-партнера, экс-главы «Укрзалiзницi» Михаила Костюка.

Казалось, ничто на спасет в этот раз главных фигурантов этой уголовной истории от тюрьмы.

Но вдруг все остановилось.

Что же произошло за кулисами? Действительно ли все, что установили следователи, все, что изложено выше, — это был лишь такой себе частный уголовный бизнес именно этих людей — Костюка, Онищенко, Дубневичей? Их удачная попытка ограбить государство по собственной инициативе?

Ответ прост — нет. И первое доказательство этому — мафия своих не сдает.

Железные факты. Показания людей, которые они давали в рамках уголовного дела, имеет все шансы стать делом о самой большой финансовой афере в истории нашей страны.

На допросах люди признались, что возглавляемые ими в свое время «фирмы», которые якобы что-то поставляли в рамках тендеров структур Министерства транспорта, — это фикция. Никто ничего не делал и никому не поставлял, все было только на бумаге.

Они рассказали, что реальными в той афере были только деньги. Их перечисляли фирмам-призракам в основном со счетов ООО «Корпорация „КРТ“.

Деньги снимал в банках Сергей Онищенко, имея на руках подписанные подставными директорами пустые чеки. Таких денег через фирмы-призраки за несколько месяцев прошло несколько миллиардов.

Все показания, которые собрали следователи, наводят на мысль: в стране действует организованная мафиозная группа, основная цель которой — хорошо продуманный грабеж государства. Грабеж каждого гражданина.

В начале февраля 2011 года одного из организаторов этой мафиозной группы, Сергея Онищенко, арестовали.

Дело, учитывая ее особую важность, находится на контроле лично Рената Кузьмина, заместителя Генерального прокурора, который занял эту должность за три месяца до этого. Следствие движется быстро. События разворачиваются стремительно. Февраль 2011 запомнится многим фигурантом „дела на миллиард“.

В Днепродзержинске вырезают двери автогеном. В квартирах Надежды Бенеди, Дмитрия Мазурчака, Наталии Березы, Александра Юршевича, Любви Дубограй — „директоров“ фирм-призраков — проводят обыски. Деньги, документы, печати оперативники ищут и в жилище 86-летней Анны Бойцовой, которая уже несколько лет не поднимается с кровати и на квартиру которой оформлена фирма-призрак. Ищут и в квартире старой женщины, которую нашли мертвой, потому что сошла с ума и выбросилась из окна.

Проводят обыски и во Львове — в ООО „Корпорация“ КРТ »- одном из ключевых элементов «схемы» с участием фирм-призраков.

Во время обысков находят договоры, печати «левых» фирм, бухгалтерские документы. Следователи проводят судебно-почерковедческие экспертизы, прослушивают телефоны членов этой мафиозной группировки. Все, как учебники пишут.

Светлана Козинец, директор ООО «Корпорация «КРТ» — та самая, которая, по свидетельству «директоров» из Днепродзержинска, вместе с уже покойной Гаранюк подписывали договоры с их фирмами-призраками, — бежит куда глаза глядят. Ее объявляют в розыск.

Старший следователь А. Бабий, подполковник налоговой милиции из Киева, издает постановление о проведении налоговых проверок ООО «Корпорация «КРТ».

На седьмой день первой проверки главный бухгалтер корпорации Лидия Гаранюк, что перечисляла деньги фирмам-призракам, неожиданно умирает.

Во время этих проверок, происходящих в рамках уголовного дела, налоговики подтверждают документально: на фирмы-призраки корпорация перечисляла сотни миллионов гривен. Налоговики действуют по закону — на эти средства... насчитывают неуплаченные налоги на сумму свыше 200 миллионов гривен.

Казалось бы, все. Красивая история качественно проведенного следствия завершается.

По состоянию на начало июня 2011 года следствие устанавливает, что в состав мафиозной группы входили десятки предприятий, ее оборот превысил несколько миллиардов гривен. Все это, преимущественно, были деньги, которые со счетов поставщика Министерства транспорта поступали на счета фирм-призраков и снимались наличными.

Все шло к финалу. Справедливость вот-вот должна была восторжествовать, и все бы, как у Высоцкого: «вор должен сидеть в тюрьме». Но вдруг что-то в правоохранительной машине надломилось. Дело, по которому студенты должны были изучать схемы мафии, начинает буксовать.

Из доступных нам материалов понятно, что на тот момент следствие в уголовном деле № 78-00164 имеет все необходимые доказательства, чтобы передать дело в суд. В деле фигурирует три ключевых свидетеля — сам Онищенко, Козинец и Гаранюк. Следствие понимает, что именно эти люди могут дать исчерпывающую информацию о заказчиках «схемы». Или, другими словами, могут помочь открыть доступ к высокопоставленным эшелонам мафии. Поскольку Гаранюк загадочно умирает, а Козинец — в розыске, «золотым свидетелем» становится Онищенко.

Но понимает это не только следствие. И именно это, пожалуй, становится основной причиной того, что уже вскоре начинают происходить странные вещи.

Дело истребует Генпрокуратура. Уголовное дело, которое было единым, целым, вдруг делят на части. Одно криминальное дело непосредственно против Онищенко, второе — против должностных лиц ООО «Корпорация «КРТ» и еще пакет против подставных директоров фирм-призраков.

Кто и зачем это сделал?

Любой профессиональный следователь скажет вам: это дело делить нельзя было никак. Ведь речь шла о событиях, которые происходили в разных областях, событиях, в которых были задействованы десятки людей, разные государственные ведомства.

Однако в планах невидимого режиссера цели были иные. И эти цели, как показывает дальнейшее ход событий, не имели ничего общего с интересами государства.

Разбитое вдребезги уголовное дело раздают новым следователям.

Сегодня мы на основании воспроизведенных фактов можем понять, каким был конечный замысел режиссера.

Итак, дело № 78-00164, дело «золотого свидетеля» Онищенко. Человека, знающего все о том, что произошло с миллиарда гривен, которые созданы им предприятия-призраки получили с государственных счетов. Он знает все о том, кто такие его сообщники — «братки Дубневичи». Он знает все о том, как на «Укрзалiзницi», возглавляемые Костюком, списывали материалы, которых не существовало, и которые никогда и никому не поставляли фирмы-призраки. Он может рассказать, кому и сколько регулярно возил чемоданами наличные. Он может точно сказать, кому была назначена взятка — полмиллиона долларов, с которым его задерживают следователи.

Интересно, что Онищенко лично контактировал со всеми фигурантами. Он также лично подписал два фиктивных контракта на более чем 150 миллионов гривен от имени фирм «Агробiзнес» и «Злагода Юг».

Мафия действует экстренно. Онищенко отправляют... в психиатрическую клинику.

7 июня 2011 года стационарная судебно-психиатрическая экспертиза выдает заключение № 211. В ней говорится, что «в настоящее время Онищенко обнаруживает признаки временного болезненного расстройства психического состояния психической деятельности в форме умеренного депрессивного эпизода с соматическими симптомами реактивного генеза».

Далее врачи делают однозначный вывод: Онищенко требует применения к нему мер принудительного медицинского характера в виде госпитализации. В психиатрическом заведении, до выхода из болезненного состояния. «После этого он может предстать перед следствием и судом», — идет речь в документе.

Что интересно, врачи подтверждают, что ухудшение, так сказать, самочувствия пациента произошло достаточно неожиданно. «А в период времени, к которому относятся инкриминированные деяния, Онищенко не страдал каким-либо психическим заболеванием, мог осознавать свои действия и руководить ими».

Поэтому, когда Онищенко подписывал фиктивные договоры с пани Козинец, когда контролируемые им фирмы-призраки вроде бы делали «анкеры» для «Укрзалiзницi» Министерства транспорта, когда он бродил возле госучреждений с полумиллионом долларов в чемодане, с которым его задержали, он хорошо знал, что творит.

Как расшифровать этот фрагмент выводов врачей? А только так: кто-то «наверху» получил полный контроль над «главным свидетелем». Кто-то намекнул кому-то, что Онищенко может молчать, жуя галоперидол, или может заговорить в любой миг, называя фамилии подельников.

Кто-то таким способом делает сообщникам Онищенко и их высокопоставленным покровителям предложение, от которого невозможно отказаться. Мафия получила возможность выйти из ловушки. Кто-то ей в этом настойчиво помогает.

Все указывает на то, что это мог быть только высокопоставленный чиновник Генеральной прокуратуры Украины.



Даже не пробуйте искать «золотого свидетеля» Онищенко по этому адресу — безнадежно.

Чтобы не быть голословными, проследим, что происходило дальше в жизни Онищенко, главного потенциального свидетеля по делу против мафии.

Далее он вроде лечится несколько месяцев в стационаре. По крайней мере, на бумаге.

В январе 2012 года уже новые следователи обращаются с представлением в прокуратуру Святошинского района города Киева. О чем представление? Опять о необходимости решения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера.

20 марта 2012 судья И.С. Бандура с участием прокурора Е. Дудка заслушивает на судебном заседании эксперта, который проводил первую судебно-психиатрическую экспертизу, а также двух его коллег-психиатров. Все единодушно уверяют, что состояние здоровья Онищенко ухудшилось, допросить его невозможно, «поскольку последний не может давать показаний, его нужно лечить». И добавляют: «хотя состояние больного не представляет общественного опасности».

Суд верит им на слово. Он даже не считает нужным убедиться, жив ли главный свидетель и главный обвиняемый в многомиллиардных аферах. Суд верит прокурору и психиатрам на слово. А дальше, чтобы журналистов не обвиняли в субъективности, предлагаем завершающий фрагмент решения суда без каких-либо изменений:

«Больной Онищенко С.М. требует психиатрического лечения у психиатра. Он также болеет и неврологическими заболеваниями и по неврологической части заболевания нуждается в лечении в неврологическом стационаре.
Больной в контексте совокупных болезней адекватного лечения не получит в психиатрической отделении, поскольку там не проводится адекватная терапия, специализированная помощь. 
 
Острые нарушения мозгового кровообращения — это высокоспециализированная помощь, а психиатрические стационары к указанному не приспособлены, и нахождения Онищенко С.М. в психиатрическом отделении при наличии нескольких сопутствующих заболеваний и отсутствия соответствующего медицинского лечения может привести к дальнейшему ухудшению его состояния здоровья.
Для того, чтобы улучшить психическое состояние больного, не обязательно применение принудительных мер медицинского характера, для этого может быть достаточным лечиться у доктора-психиатра. Больной может лечиться в любом психиатрическом стационаре, но указанное будет в рамках Закона Украины „О психиатрической помощи“, и это не является видом государственного принуждения в отличие от принудительных мер медицинского характера. 
 
В данном случае речь не может идти о строгом медицинском надзоре, об усиленном надзоре, потому что расстройство является циклическим, о стационаре тоже не может вестись речь, можно лишь говорить об амбулаторном лечении или взятии больного на попечительство родственниками. У больного нет идей расширенного суицида, а общественная опасность является ключевым моментом медицинского критерия назначения принудительных мер медицинского лечения и не усматривается данных, которые могли бы свидетельствовать о возможности проведения повторной экспертизы».
Если вы не верите, что все написанное правда, — проверьте в Едином государственном реестре судебных решений. Номер судебного дела — 2608/1871/12.

Исследовав материалы дела, выслушав мнения прокурора, защитника, свидетелей, экспертов, специалистов, суд решает, что прокурорам следует отказать в применении принудительных мер медицинского характера в отношении Онищенко С.М.

А дальше суд принимает небывалое решение. Цитируем: «освободить Онищенко С.М. от уголовной ответственности за совершение общественно опасного деяния, предусмотренного ст 27 ч. 3, 28 ч. 2, 205 ч. 2, 358 ч. 2, 358 ч. 3, 200 ч. 2, 27 ч. 5, 212 ч. 3 УК Украины и передать его на попечение жене Леусской С. Ю., имеющей медицинское образование с обязательным лекарственных надзором».

Никто на этот раз не напишет, что Онищенко находится на лечении «до выхода из болезненного состояния». Не отмечает, что «после этого он может предстать перед следствием и судом». Нет, этого в постановлении суда нет. Суд прекращает производство по делу!

Таким образом, человек, по материалам следствия причастный к наибольшей афере времен независимости, оказался на свободе. Следователям плюют в лицо. Вытирают о них ноги.

Это постановление прокуроры не оспаривают. Никого не возмущает, что суд должен рассмотреть представление о принудительном лечении, что вдруг все закончилось сказочным закрытием дела.

Прокуроры не бегут в прокуратуру, не звонят своему главному куратору Ренату Кузьмин, заместителю Генерального прокурора Украины, не пишут апелляции. Не готовят представление в Высший совет юстиции за нарушение присяги судьи. Не возбуждают новое уголовное дело против Онищенко, чтобы исключить выход на волю главного свидетеля многомиллиардных махинаций. Почему все происходит именно так?

Потому что правая рука Виктора Пшонки, господин Кузьмин, знает правду? Знает о том, что в суде происходил спектакль?



Прокурор Ренат Кузьмин не смог объяснить кореспонденту «Украинской правды», где он взял миллионы на виллы в Пуще-Водице.

Знает о том, что Онищенко на момент вынесения судебного постановления уже нет в живых?

Почему молчит заместитель Генерального прокурора Кузьмин, главный следователь страны, главный куратор преступлений на транспорте, главный борец с коррупцией в стране?

И сколько стоит это молчание?

Светлана Мартинец

Игор Починок