Все статьи раздела

Криминал
12.04.2012

Пызнец

ФСИН ищет зачинщиков нового льговского бунта
4 апреля в ИК-3 Льгова несколько сотен осужденных, выступая против произвола администрации, порезали вены. Протестный пыл зэков вызвала «новая метла» старого «хозяина» льговской «тройки», полковника внутренней службы Юрия Бушина, повторно вступившего в должность 5 марта этого года.

Первоначально подозрение в организации бунта пало на 53-летнего курского «вора в законе» Виктора Панюшина по кличке Пан, признанного инициатором подобной акции в ночь с 26 на 27 июня 2005 года. Как сейчас, так и тогда, главным требованием льговских зеков было увольнение Бушина, которого и вправду после этого перевели на должность начальника колонии-поселения в поселке Иванино. Однако причастность к нынешним беспорядкам Вити Пана, находящегося в СИЗО «Матросская тишина» в ожидании пересмотра своего уголовного дела, пока подтверждения не нашла. Напротив, есть сведения, что Пан, являющийся единственным в Курской области «вором в законе», на этот раз содействовал в достижении компромисса.


Действительно, к вечеру 4 апреля ситуация в колонии начала стабилизироваться. Главное, руководству областного ФСИН удавалось сдерживать заключенных других колоний от широкого присоединения к акции. В это время оперативникам удалось перехватить телефонный звонок 45-летнего абхазского «вора в законе» Рауля Барцба по кличке Пыза «смотрящему» строгой «двойки» по кличке Дема. В разговоре «батя», как принято величать любого вора, призвал поддержать бунтующую льговскую братву. Как результат, волнения в лагерях так и не удалось погасить.


Между прочим, в июле 2008 года Рауль, отбывая наказание в самарской ИК-26, был отстранен «ворами» Гизей, Сливой и Бадри от принятия решений, касающихся арестантской жизни. Это произошло в ходе разбора конфликта на почве разногласий в воровской иеологии между осужденными ИК-3 Ельца, одного из которых Барцба ставил «смотрящим».


До сих пор остается загадкой, чем на самом деле был вызван интерес абхазского «вора в законе» к льговским событиям, но, похоже, Пыза позвонил не туда и не в то время. Во всяком случае теперь, за неимением прочих, его кандидатура на роль идейного вдохновителя тюремного бунта подойдет как нельзя лучше.