Коррупция
10.08.2009

Почтовый навар Александра Киселева

Почтовый навар Александра Киселева
  • "Наша Версия"

    Александр Киселев. Фото "Ъ"
В Почте России расцветает коррупция под видом модернизации
Как любят говорить эксперты, в последнее время в нашей стране слово «модернизация» всё чаще становится синонимом слова «коррупция». И на этот раз красок они не сгущают. Действительно, всё чаще перестройка того или иного ведомства ограничивается строительством роскошных офисов, закупкой представительских автомобилей и раздуванием штатов. Причём порой без всяких на то причин. Вот, к примеру, авторы проекта модернизации ФГУП «Почта России» сами толком не могут обосновать её необходимость: перестраивать они предлагают то, что и без того успешно работает.

Очередной план модернизации Почты России был заявлен кулуарно, без особой помпы. Действительно, гордиться тут было нечем. Предыдущая программа обновления отрасли стартовала всего год назад, причём с подачи главы государства. Реализация проекта была доверена Андрею Казьмину, перешедшему в Почту из Сбербанка. Началась планомерная работа, но, к сожалению, процесс возрождения отрасли был прерван, едва начавшись.
В феврале этого года далёкий от аппаратных коалиций Казьмин был вынужден покинуть кресло генерального директора компании «Почта России». Его пост занял бывший руководитель «Связьинвеста» Александр Киселёв – человек из команды одиозного экс-министра связи Леонида Реймана.

И вскоре выяснилось, что пришёл Киселёв не с пустыми руками: не прошло и полугода, как он заявил о наличии собственной программы радикальной модернизации почты. Эксперты рынка в недоумении открыли рты.

Почтальон просит дважды

Понятно, что в условиях кризиса любая масштабная трата бюджетных средств требует серьёзного обоснования. А потому обнародованный «план Киселёва» пестрит едва ли не военными терминами. Отдельной строкой в нём прописано «восстановление тяжёлой почтовой инфраструктуры». В придачу к ней планируются «создание авиационной составляющей» и массовая закупка почтовых вагонов. Кроме того, авторы проекта модернизации предполагают внедрять «агрессивный маркетинг». И сразу предупреждают, что обойдётся вся эта «артподготовка» весьма недёшево…

«Мы рассчитываем, что государство поможет нам бюджетными средствами», – прямо заявил Александр Киселёв, презентуя программу публике. Общую сумму чиновных запросов озвучили эксперты ведущих деловых изданий: по самым скромным подсчётам, только до 2012 года общий объём инвестиций составит не менее 160 млрд. (!) рублей. Характерно, что часть этих денег будет в буквальном смысле потрачена на смену вывесок. Почта России, как сообщил г-н Киселёв в одном из своих интервью, собирается восстановить сотрудничество с дизайнерскими агентствами Fitch и Interbrand, которые уже разработали программу полного ребрендинга. И пусть разработка нового облика почтовых отделений будет стоить налогоплательщикам не менее 3 млрд. рублей. Зато, перекрасив свой логотип в модные цвета, ведомству господина Киселёва станет легче выполнить главную задачу программы модернизации – переход на коммерческие рельсы.

План коммерциализации Почты аналитики встретили насторожённо. В нашей стране не так много социально значимых институтов такого масштаба, как почтовое ведомство, чтобы отдавать его коммерсантам. Однако за разговорами о влиянии «авиационной составляющей» на будущую стоимость доставки писем никто не обратил внимания, пожалуй, на главную несообразность «плана Киселёва». А именно глава ведомства так и не смог объяснить, почему Почта России, не так давно пережившая успешное обновление, сейчас снова нуждается в очередной модернизации.

Почтово-банковский перевод

Между тем ещё в конце 2007 года, к моменту перехода бывшего главы Сбербанка Андрея Казьмина на пост руководителя Почты России, остро стоял вопрос о банальном выживании ведомства. Структура, долгие годы загонявшая себя в долговую яму, балансировала на грани банкротства. Основные финансовые показатели свидетельствовали о параличе и коллапсе: так, убытки Почты России за 2007 год составили почти 6 млрд. рублей, а текучесть кадров достигла астрономических 75%. Отвечать за развал предприятия пришлось тогдашнему главе Почты России Игорю Сырцову: начатое им реформирование почты было признано «затратным, малоэффективным и противоречащим действующему законодательству». Новым главой был назначен Андрей Казьмин, который, по мнению экспертов, стал настоящим спасителем отечественной почты.

Рецепт эффективного управления, как писали ведущие деловые издания страны, оказался довольно прост. Бывший глава Сбербанка привык отчитываться только перед высшим руководством страны и не думал лебезить перед всемогущим министром Рейманом. За наведение порядка в подведомственном учреждении он взялся с расчётливой въедливостью банкира. Прежде всего Казьмин упорядочил денежные потоки, сделав ставку на финансовые операции. Оформление кредитов, приём коммунальных платежей и переводы принесли заметную прибыль: в России до сих пор осталось немало медвежьих углов, куда ещё не дошли банки. Удивительно, но вопреки заверениям предыдущих руководителей дорогостоящий ребрендинг для этого не понадобился.

В итоге всего за год Казьмин сумел увеличить активы почты с 3,9 до 4,9 млрд. рублей. Более того, несмотря на фиксированные «социальные» тарифы, проблемы с зарплатой и текучесть кадров, предприятие впервые за несколько лет получило чистую прибыль в 135 миллионов. И, наконец, особенно характерно, что вместе с числом денежных переводов выросло и количество собственно почтовых отправлений, то есть со своими профильными задачами ведомство тоже стало справляться лучше.

Успех в нашей стране часто достигается не «благодаря», а «вопреки». Восстановление почтового хозяйства, пострадавшего от деятельности его предшественников, Казьмин начинал под чёткую гарантию многомиллионных бюджетных вливаний. Речь шла об инвестициях в основной капитал: около 60% автопарка нуждалось в обновлении, 50% почтовых офисов – в реконструкции, а более 200 почтамтов были лишены средств малой механизации. Однако обещанных денег его ведомство так и не получило. Причину внезапной скупости государства назвали журналисты: по их меткому выражению, «почтовый перевод» Казьмина стал, по сути, вызовом Леониду Рейману, главе ведомства, который курировал и во многом опирался на Почту России. Увы, но в закулисных интригах Казьмин оказался меньшим экспертом, нежели в реальном бизнесе, – битву за кресло он проиграл «настоящим профессионалам».

План по валу

Назначение Александра Киселёва вызвало у многих отраслевых экспертов острое ощущение дежавю. И речь идёт даже не о десантировании в руководящий состав почтового ведомства представителей так называемой команды Реймана. О ползучем возврате в прошлое ясно свидетельствует сам проект модернизации успешно работающего предприятия, представленный Александром Киселёвым: некоторые его детали прямо повторяли начинания Игоря Сырцова. Напомним, официально признанные затратными, малоэффективными и противоречащими действующему законодательству. К примеру, план ребрендинга почтовых отделений, на который, как уже было сказано, ведомство господина Киселёва собирается потратить 3 млрд. рублей, впервые был озвучен ещё в 2005 году.

Тогда всё началось с того, что бывшему строителю Сырцову не понравилась традиционная символика российской почты. Создание нового бренда Почты России и разработку дизайна типового «усовершенствованного почтового отделения» без всяких тендеров он поручил британской фирме Fitch. Английская компания выполнила заказ в кратчайшие сроки: как сообщала пресс-служба ФГУП, «к традиционному голубому и белому добавились новые более яркие и тёплые цвета». На деле, получив оговорённые в контракте 376 047 евро, фирма выслала заказчику куцый эскиз размером 50x80 сантиметров.

Остальные затеи реформатора также успеха не имели. План выстраивания ведомственной вертикали власти, никак не сказавшись на эффективности предприятия, вдвое увеличил штат руководящих сотрудников. «Восстановление тяжёлой почтовой инфраструктуры» (узнаёте обороты?) обернулось пополнением парка дорогих иномарок и обновлением офисной мебели. А затея с участием в федеральной целевой программе «Электронная Россия» и вовсе провалилась, что привело, как «с болью в сердце» заметил тогдашний первый вице-премьер Дмитрий Медведев, к отставанию в процессе «интернетизации» всей страны. Впрочем, денег у почтовиков после этого не убавилось. Финансирование Почты России из госбюджета только с 2004 по 2005 год выросло в 2,3 раза. Неудивительно, что закончилась такая модернизация финансовым коллапсом и долговой ямой, из которых почтовое ведомство выбралось благодаря управленческому таланту Андрея Казьмина.

Назад в будущее

Конечно, сегодня банкротство Почте России не грозит. Средств, накопленных под руководством Андрея Казьмина, в первое время на дизайнерские изыски хватит. Ну а дальше будут задействованы бюджетные миллиарды. Механизм такого «освоения» прекрасно описал в своей статье «Коррупция под видом модернизации» экономист Михаил Делягин. «Перспективы понятны: средства государства пойдут на проекты, выбираемые госкорпорациями самостоятельно, вне единой государственной стратегии, то есть будут «ударом растопыренной пятернёй», – разъясняет эксперт. – В силу отсутствия системы приоритетов госкорпорации без труда убедят государство в необходимости именно таких трат. Часть этих средств пойдёт на нецелевое использование – в лучшем случае на раздувание административных расходов: строительство роскошных офисов, приобретение представительских автомобилей, загранкомандировки, повышение зарплат и раздувание штатов. Часть будет разворована – как прямо, так и через заказ своим партнёрам бессмысленных исследований и пиар-кампаний с высоким откатом».

Какими красками засияет наша почта по итогам очередной модернизации, мы узнаем в конце года. Именно тогда, по некоторым подсчётам, подойдут к концу запасы Резервного фонда. Государство, судя по новейшей российской истории, может стерпеть от своих чиновников любой реформаторский зуд. Правда, полному повторению истории с реформаторскими начинаниями времён правления Игоря Сырцова могут помешать объективные факторы в виде углубляющегося финансового кризиса. А потому очередная «почтовая перестройка» может закончиться более внушительными оргвыводами, чем тихие и бесславные отставки в руководстве Почты России. Вот только платить за подобные эксперименты всё равно придётся налогоплательщикам.