Коррупция
09.02.2009

Невский спрут-3. Медиа-компромат: Анатолий Собчак подкупил журналистов Наталью Чаплину-Черкесову и Михаила Великосельского

Невский спрут-3. Медиа-компромат: Анатолий Собчак подкупил журналистов Наталью Чаплину-Черкесову и Михаила Великосельского
  • "Советская Россия", 05.11.1996

    Михаил Великосельский. Фото "Интерпресс"
Воровство в городе Путина-Собчака проникло всюду
Весной этого года в Петербурге всплыло на поверхность нечто, окрещенное с поданы нашей газеты "невским спрутом". Наша же газета первой описала н классифицировала это явление (отсылаем читателей к номерам за 25 и 27 апреля). Действительно, в этом сложном симбиозе интересы высших чиновников и преступников переплелись, как щупальца страдающего чесоткой осьминога. Напомним, что невская разновидность спрута отличается, в частности, способностью заглатывать целиком квартиры, выплевывая наружу их обитателей, а также поглощать астрономические суммы из городского бюджета, но вот новое тревожное сообщение пришло с берегов Невы — появились человеческие жертвы. Спрут занялся людоедством.

Старые друзья

Дабы обнаружить и изловить это зловредное существо, еще год назад из Москвы отрядили целую группу специалистов по исследованию криминальных глубин — бригаду следователей Генеральной прокуратуры России. Казалось бы, тут чудовищу и конец, и любимый город может спать спокойно.

Но не тут-то было. Со времени описываемых событий прошло полгода, а все "герои" нашего предыдущего сериала как ни в чем не бывало резвятся на воле, а не за зарешеченными окнами.

А. Евглевская, на которой сходились все нити преступного сообщества, уже выпущена из следственного изолятора и строит новые планы. Не покинули своей привычной стихии и другие фигуранты этого дела. О.Харченко по-прежнему исполняет должность заместителя мэра. В. Меттус даже переместился в кресло повыше и теперь ведает экологией всего города (так сказать, комиссией по очистке). Анатолий Александрович Собчак, правда, прежнего места не сохранил, но особенно не тужит, совершает вояжи в Париж и появляется на телеэкране с постоянством звезды эстрады.

А Ю. Кравцов с предъявленными ему тремя статьями Уголовного кодекса невозмутимо несет бремя главы городской представительной власти, то есть олицетворяет собой наиболее достойного гражданина Петербурга.

И в целом "невский спрут" демонстрирует жизнерадостность и неиссякаемый оптимизм и с нагловатой ухмылкой американского киногероя складывает свои щупальца в увесистый кукиш: "Вот тебе, выкуси!".

И для этого есть основания. Потому что, видимо, подобную же фигуру демонстрирует следователям и Совет Федерации, который тогой сенаторской неприкосновенности укрывает Ю.Кравцова. Но остальные-то герои нашего сериала не отмечены сенаторской благодатью. Кто же спасает их от возмездия? Невольно подумаешь, что бережет их какой-то ангел-хранитель, столь же незримый, сколь и могущественный.

Пока будет раскручиваться вся эта история, предлагаем читателю самому догадаться — кто бы это мог быть? Ниточка, что привела к сердцу "невского спрута", потянулась еще полтора года назад.

Пестрая лента цветных металлов

Началось все с, казалось бы, рядового эпизода. Летом прошлого года на подъездных путях одного из санкт-петербургских заводов был обнаружен неведомо кому принадлежащий вагон, где находилось 60 тонн никеля. Бесхозное это имущество стоит по мировым ценам 420 тыс. долларов. Этим примечательным фактом, естественно, заинтересовалась милиция. Дело было поручено вести старшему оперуполномоченному по особо важным делам Управления по борьбе с экономическими преступлениями (УБЭП) ГУВД подполковнику милиции Юрию Владимировичу Семенову.

В самом факте обнаружения цветного металла ничего сенсационного для оперативников не было. По оценкам специалистов, из нашей страны ежегодно нелегальным путем за границу уходят сотни тысяч тонн цветных металлов. Задержать удается только от 5 до 10 процентов, и теряет страна на этом миллиарды долларов. Достаточно сказать, что 80 процентов продукции, выпускаемой Норильским горно-металлургическим комбинатом,— а это медь, никель, кобальт, платина,— через Петербург нелегально уходит в Прибалтику. И трудно винить в этом милицию. Наш цветной металл оказался питательным продуктом для международных "спрутов", и слишком могущественные силы заинтересованы в том, чтобы бесконечная пестрая лента российских цветных металлов тянулась за границу. Обнаруженный вагон — лишь невесомая крупинка этого стального потока. И гибель ждет тех, кто встанет на его пути.

В ходе проверки подполковник Семенов установил, что этот груз принадлежит индивидуальному частному предприятию (ИЧП) "Механик", директором которого является А. Шеин, а учредителем В. Саламахин. Как и следовало ожидать, металл был получен с Севера, с объединения "Североникелъ".

Надо сказать, что сейчас преступники научились хоронить концы в воду. Они хитроумно выстраивают целую цепочку подставных фирм, которые купили металл, продали, перепродали, где уже невозможно обнаружить хищение, во всяком случае, в течение тех 10 дней, которые наш закон щедро отвел оперативникам на проведение неотложных следственных действий. Но один признак выдает организаторов махинации — при всех многочисленных перепродажах они, естественно» уклоняются от уплаты налогов. На чем и попада¬ются.

И в этот раз Ю. Семенов обнаружил, что со всей партии никеля не уплачено ни копейки налогов. А должны они были государству ни много ни мало — 400 млн. рублей. Мало того, оперативнику удалось установить, что это не первая партия цветных металлов, полученная "Механиком". Да и по другим сделкам эта фирма систематически уклонялась от уплаты налогов, за счет чего многих сотен миллионов рублей недосчиталось государство. И потому в сентябре прошлого года УБЭП возбудило уголовное дело против генерального директора А. Шеина и его главного бухгалтера по ст. 162 ч. 2 УК РФ, предусматривающей ответственность "за сокрытие доходов или иных объектов налогообложения".

Особо обращаем внимание на один факт — как и положено в таких случаях, оперативники возбуждение УГОЛОВНОГО дела согласовали с прокуратурой, и та дала добро. Мало того, чтобы застраховать себя от ошибки, оперативники обратились в налоговую инспекцию, и та дала официальный ответ, что "исходя из изложенного, ГНИ по Ленинградской области считает, что стоимость поступившего в качестве предоплаты никеля (2.151.673.875 руб.) подлежит включению в облагаемый НДС оборот". Казалось бы, дело должно идти своим чередом, но не тут-то было. Спустя 10 дней начальник второго отдела следственного управления ГУВД С.Евдокимов внезапно принимает решение это уголовное дело прекратить "за отсутствием состава преступления", а металл возвратить обвиняемым. Трудно сказать, чем было продиктовано это решение, но комментировать его не будем — следователю виднее. Позволительно только спросить: подобные налоговые льготы распространяются на всех, либо дела¬ется исключение для кого-то персонально?

Впрочем, городская прокуратура вскоре опротестовывает это решение, уголовное дело возобновляет, но направляет его уже в налоговую полицию. После долгих мытарств они это дело тоже прекращают, но уже с другой мотивировкой — "за недоказанностью умысла", то есть да, налогов эти предприниматели не платили, но допустили это ненароком, может, задумались о будущем "реформ", может, просто временное затмение нашло. А раз умысла нет, значит, и суда нет.

Красота! Отсюда напрашивается рецепт для всех злостных неплательщиков налогов — достаточно заручиться справкой из медицинского учреждения (при современном развале медицины это не составит особого труда) о том, что податель сего страдает провалами памяти или вообще полный идиот, и можно спокойно забыть о налогах. И пусть следователи попыхтят, доказывая наличие у тебя злого умысла при отсутствии самой мысли.

Ну да Бог с ними! Закрыто дело, так закрыто. Не получила страна многие сотни миллионов рублей — переживем, больше теряли, а все еще целы. Эта достаточно рядовая история тяжбы юридического крючкотворства со здравым смыслом так бы и затерялась в архивах среди сотен ей подобных. Тем более что и произошла-то она полтора года назад, и все действующие лица о ней давно позабыли. Так бы око все и было, когда бы не началось

"Новое ленинградское дело"

Вдруг как гром среди ясного неба летом 19% года городская прокуратура возбуждает дело № 393939 "О злоупотреблениях сотрудников УБЭП при хранении и реализации конфискованных материальных ценностей". Формулировка взята как из решений международного трибунала или бериевского НКВД. Это тогда признавали преступными целые организации, у нас же вроде принята индивидуальная ответственность, и потому обвинять скопом всех сотрудников УБЭП по меньшей мере экзотично для отечественной процессуальной практики.

Но экзотика на этом не кончается. Будто вспомнив "славные традиции 30-х годов", сотрудники петербургского ФСБ начинают повальные обыски у своих коллег из УБЭП. Роются в их рабочих сейфах, ворошат их личные вещи, кроме того, всех сотрудников регулярно таскают на допросы. Вольготное время настало для всех воров и мошенников — воруй сколько хочешь, оперативники всем скопом почти сидят на скамье подсудимых. Их жены каждый день по нескольку раз звонят на работу с одннм-единственным вопросом: "Ты сегодня вернешься домой?".

Что за напасть? С чего бы это правоохранительные органы вдруг занялись самоистреблением? И почудилось впервые, что и здесь, в коридорах мрачного здания на Литейном, потянулись щупальца "невского спрута". А в самом деле, что такое УБЭП? Всего-навсего нынешний наследник ОБХСС, то есть как раз то подразделение, которое опознает, классифицирует и регистрирует всевозможных хозяйственных спрутов и осьминогов. А затем отлавливает и помешает в довольно тесные вольеры с зарешеченными окнами.

Экономические преступления, в частности криминальный передел" собственности, стали сутью и содержанием "реформ", и подопечные оперативников УБЭП нередко занимают высшие посты в государстве. Беда милиционеров УБЭП только в тон, что они слишком много знают о власть имущих.

Неожиданно по этому подразделению наносится второй удар. 3 октября 1996 года арестовывают подполковника Семенова, который в 1995 году расследовал дело с никелем. Те самые фигурирующие деле о никеле предприниматели Шеин и Саламахин по прошествии полутора лет вдруг "вспомнили", что в ходе расследования подполковник Семенов якобы вымогал у них взятку за "обещание прекратить дело". Ему туг же предъявляют обвинение по ст.15.173 ч. 2 УК РФ, что в переводе на общедоступный язык означает "покушение на вымога¬тельство в получении взятки".

На этой формулировке стоит остановиться подробнее. Видавшие виды юристы сперва впадали в столбняк, услышав о таком обвинении, а потом долго питались справиться с приступами хохота. Давайте вдумаемся в суть этого обвинения: "покушение на вымогательство в получении взятки". Как вы себе это зримо представляете? Можно понять покушение на убийство - долго били, но не добили, на ограбление — в квартиру забрались, но вынести веши не успели. Но "покушение на вымогательство'' в получении — дело абсурдное, все равно как изнасиловать самого себя. Если было вымогательство, значит, оно "выражалось" в каких-то действиях: словах, просьбах, угрозах,— тогда это уж совершенное действие и надо говорить о самом факте вымогательства оперативником какой-то суммы. Но в том-то и казус, что ничего подобного сами жалобщики вспомнить не могут. А говорят примерно следующее — мы читали в газетах, что милиция занимается вымогательством, даже таксу публиковали, вот мы и подумали, что надо дать. Казалось бы, их психические проблемы — ну крестись, когда кажется, или элениум пей. А если бы подполковник излишне нервным движением поправил волосы или взмахнул рукой — тогда бы, наверное, покушение на убийство померещилось?

Реально "покушение на вымогательство" можно представить себе разве что в такой форме: спит подполковник милиции, и снится ему что-то подобное. Скажете — бред? Но именно субъективное ощущение "мне показалось" было положено в основу обвинения. Еще немного, и у нас отменят свободу сновидений и начнут давать срок за "невосторженный образ мыслей обвиняемого".

Вздорность этого обвинения очевидна всем, кто 4 мало-мальски знаком с обстоятельствами дела. Напомним, что Семенова сейчас обвиняют в том, что он-де незаконно возбудил уголовное дело, а потом, мол, вымогал у наших негоциантов деньги и обещал за это прекратить дело. Во-первых, в тот момент расследование зашло уже так далеко, что прекратить его он просто не мог, даже если бы и очень хотел. Мало того, и в ходе дела эти предприниматели завалили все инстанции — прокуратуру, РУОП, управление кадров ГУВД — жалобами на подполковника Семенова. Правда, обвиняли они его тогда в другом, а именно в том, что он их "постоянно преследует", "неоднократно обыскивает", "вызывал на допросы, где задавал постоянно один и тот же вопрос: согласен ли учредитель признать вменяемую статью и оплатить штраф?" Действительно, какое зверство: методы инквизиции меркнут перед этим, и кровь стынет в жилах. Подполковник, наверное, должен был дарить им цветы и угощать шампанским с трюфелями. Все жалобы в порядке ст.109 УК прокуратурой города были проверены, и выяснилось - оперативник чист. И самое интересное, что обвинение во взятке они вспомнили только спустя 1,5 года. Что за напасть? Может, действительно провалы в памяти, отчего и налоги заплатить позабыли?

Но самое удивительное, что это обвинение всерьез поддерживает городская прокуратура, та самая прокуратура, которая сперва одобрила возбуждение "незаконного уголовного дела", а потом вторично потребовала его возбудить. Тогда уж ответственность надо нести вместе. Пожалуйте, господа прокуроры, на соседние нары, а заодно прихватите налоговую инспекцию, которая также действия Семенова нашла обоснованными.

Вам не кажется, уважаемый и терпеливый читатель, не поленившийся дочитать до этого места всю утомительную и на первый взгляд скучноватую историю, что она в лучшем случае может послужить примером юридического казуса в учебниках правоведения? Но не спешите. Как, наверное, догадывается читатель, здесь опять не обошлось без нашего старого знакомого —"невского спрута".

Где у спрута мягкое место?

А злоключения оперативников имеют объяснение. На свою беду сотрудники УБЭП ненароком слишком близко подошли к самому убежищу спрута и потревожили его. Он беспокойно заерзал в своей норе и начал выпускать щупальца. Верно, невзначай зацепили у него болезненную точку, так сказать, случайно заехали кирзовым сапогом в "мягкое подбрюшье зверя". Интересно знать, где у спрута мягкое место?

К прокурорам на Руси всегда было отношение особое. Вспомните классика: "Один там порядочный человек прокурор, да и тот, если правду сказать, свинья". По-моему, здесь классик явственно указывает на двойственный характер некоторых жрецов Фемиды, что нашло выражение в русском фольклоре: "Закон, что дышло, куда повернешь, туда и вышло". Или вот еще из современного фольклора: "Здесь закон — тайга, а прокурор — медведь".

Нет-нет, это не о нас, тайгу у нас уже давно вырубили и сплавили туда же, куда и цветные металлы,— за границу. А прокурором в Санкт-Петербурге — В.И. Еременко (Еременко Владимир Иванович). Но есть у Еременко дочь — Е. Малярова. Дочь у него есть, а вот квартиры у нее нет. Точ¬нее, не было до недавнего времени. Впору тут опять вспомнить классику: "Люди они все неплохие, квартирный вопрос их только испортил". Ну как помочь в таком житейском горе? А есть в Петербурге "Северный завод", директор которого Гардымов (кстати говоря, еще и депутат городского законодательного собрания) приоткрыл некоторые факты. Молчать ему сейчас резона нет, похоже, он больше боится не следствия, а действий своих собственных разъярённых рабочих, когда те узнают о махинациях

А было вот что. "Северный завод" принимал долевое участие в строительстве жилья для своих сотрудников. А нуждается в жилье там более 600 человек. И построил завод два дома для них по адресу: Комендантский проспект, дома №N3 31 и 30. Вот за их счет Еременко и решил квартирные проблемы своей дочери, которая, понятно, к самому заводу не имела никакого отношения. Некая фирма якобы купила для Е. Маляровой квартиру у завода, на самом же деле за нее не было уплачено ни копейки, то есть квартира была попросту похищена у работников "Северного завода". Но мало того, что квартира эта ворованная, так и получила ее дочь прокурора по подложным документам. Ну в самом деле, ходатайство о выделении ей квартиры датировано 1993 годом, а напечатано на бланке, который был введен в обращение только в 19% году. Естественно, возникает вопрос: отчего такую щедрость проявило руководство завода к семейству прокурора? За какие такие заслуги? Или, может быть, услуги? Эти вопросы нельзя оставить без ответа.

И сейчас перед Генеральным прокурором России Ю.Скуратовым стоит тяжелая дилемма — либо возбудить уголовное дело против В, Еременко, либо воздержаться от этого, но тогда и на себя, и на свое ведомство принять все грехи петербургского прокурора.

Но приключения "Северного завода" на этом не кончаются. Другая квартира из этого злосчастного дома тоже фигурирует в деле спрута. Она была включена в цепочку размена, когда освобождали роскошную квартиру для Ларисы Борисовны Усовой, которая — правильно угадали — всего-навсего доводится родной сестрой Л.Б. Нарусовой, почтенной супруги А.Собчака.

В настоящее время на обе эти квартиры следственной группой Генеральной прокуратуры наложен арест, что, естественно, не может не стеснить жилищные условия клана Собчака. Такие вот причудливые пути сводят вместе прокурора города, бывшего мэра, их многочисленных домочадцев на бе¬регах Невы.

Есть еще одна многозначительная подробность. Героиня нашего прежнего сериала, квартирная мошенница Евглевская, оказывается соседкой прокурора Еременко — их квартиры в доме № 96 по Невскому проспекту располагаются рядом. Нет, нет никаких выводов, просто так, для справки, как, оказывается, тесен, мир.

Автор, разумеется, вообще не делает никаких выводов из приведенных фактов. Он просто сопоставляет данный случай, раскрытый стараниями сотрудников УБЭП, и волну репрессий, которая немедленно обрушилась на все это подразделение.

Но почему самый тяжкий жребий пал на подполковника Семенова? — спросите вы. И это не случайно.

Авоська с бриллиантами

Как раз накануне своего ареста подполковник Семенов расследовал дело, связанное с таможенным конфискатом. Так называются предметы, изъятые на таможне. В данном случае речь идет о все тех же цветных металлах. Хоть и задерживают наши таможенники не более 10 процентов, но вес же это тысячи тонн на сотни миллионов долларов. Их хранением и последующей реализацией в доход государства занимается ГП "Росвнсштерминал". А хранит оно все конфискованные предметы на складе фирмы "МАТЕП".

Кто же глава этой фирмы? Некая гражданка Н.А. Кириллова. Вам ничего не напоминает эта фамилия? Правильно, в первом сериале "невского спрута" она упоминается. Это близкая подруга Л.Б. Нарусовой, и именно на ее личного шофера Сергеева была оформлена вторая, предназначавша¬яся Собчаку квартира.

Так вот, сотрудники УБЭП обнаружили, что с изъятыми товарами творятся удивительные вещи. Например, конфискуют таможенники никель, кобальт, титан, а по складским документам это проходит как "металл серого цвета". И под этим же наименованием он выставляется на аукцион, и цены на него устанавливаются соответствующие. По существу, те преступники, у которых на границе конфисковали товар, могут на аукционе вполне законно и за бесценок вернуть свое добро.

Там вообще произошел фантастический случай, когда на аукцион были выставлены, цитирую дословно, "необработанные рубины в количестве — полиэтиленовое ведро". А какого, простите, объема? Детское ведерко или хозяйственное? Естественно, оно было куплено мгновенно и к чьей-то большой выгоде. Остается только добавить, что основным покупателем на этих аукционах была организация "Великий город", среди основателей которой числятся А. Собчак, И. Кобзон и прочие.

Вот эти склады, больше похожие на пещеру Али-Бабы, и накрыли сотрудники УБЭП накануне своего разгрома. Понятно, задели при этом интересы сорока разбойников. И именно подполковник Семенов успел вывезти последние 100 тонн еще не разграбленного добра со складов "МАТЕП". Через несколько дней он был арестован.

Спрут не прощает обид. Порою кажется, что весь город опутан сетью его склизких щупалец, и бывает, в самом высоком кабинете поймаешь на себе его мертвенный взгляд. И никогда не знаешь, где он сейчас затаился. Вот, например, с какой стати петербургская ФСБ вместе с прокуратурой уже несколько месяцев ведут усердный погром УБЭПа? Неужели и к чекистам дотянулись щупальца?

Свободной прессе — свободную жилплощадь

Независимость прессы, как невинность невесты: потерять ее можно только один раз. Некоторые, правда, ухитряются это делать всю жизнь, каждый раз с новым избранником. В том смысле, что прикидываются девушкой. Так и "демократическая" пресса с каждой новой сменой власти спешит нацепить белую фату. Интересно, а может быть, любовь по расчету? В том смысле, что свободная и непринужденная, но за солидное материальное вознаграждение.

Вопрос, наверное, представляет чисто академический интерес, все равно как "преступное намерение совершить посягательство на попытку покушения совершить вымогательство", рассмотренное в предыдущих главах. Известно, милые бранятся, только тешатся. А можно рассматривать ушаты грязи, выливаемые на избранника, как свидетельство пылкой страсти? Это уже случай не столько академический, сколько клинический.

Ни для кого не секрет, что все годы "перестройки'' "демократическая" пресса изощрялась в двух направлениях: во-первых, в борьбе с привилегиями номенклатуры и, во-вторых, в обличении КГБ как душителя свободы. Не составляла исключения и известная "демократическая" газета "Час пик", главным редактором которой является Н.С. Чаплина. И в это же время ничем не выделялся из среды своих коллег офицер КГБ Черкесов, разве что усердием в борьбе с диссидентами и инакомыслящими. За что, вероятно, был замечен и до сих пор возглавляет петербургское ФСБ. Они встретились, полюбили друг друга и поженились.

Ну н что? — спросите вы. Да ровным счетом ничего. Совет им да любовь. Теперь эта семья может служить олицетворением союза свободного печатного слова с охранительными органами.

Ну а как же быть с привилегиями? А с ними тоже все в порядке. В свое время А. Собчак подписал два распоряжения: № 122-р от 3 февраля 1995 г. и № 1117-р от 17 октября 1995 г. — о продаже узкому кругу ограниченных лиц квартир по балансовой стоимости. То есть во много раз дешевле, чем им пришлось бы заплатать, не сделай Собчак это¬го царского жеста. А всего облагодетельствовал бывший мэр 125 человек. Кто же удостоился его щедрот?

Возьмем просто наугад: Н. П. Дуднн (Дудин Николай Павлович), зам. прокурора Санкт-Петербурга,— разница между уплаченной им ценой и рыночной стоимостью квартиры составляет не один десяток миллионов рублей. Естественно, что он питает к А. Собчаку чувство глубо¬кой благодарности.

А тогдашний председатель правительства Ленинградской области Н. В. Смирнов получил целых две квартиры — однокомнатную и трехкомнатную. Учитывая, что квартиры давались персонально, с учетом больших заслуг тех, кто их получал, очнется предположить, что Н. В. Смирнов страдает раздвоением личности и каждая часть его субстанции будет раздельно проживать на своей отдельной жилплощади. А впрочем, все гораздо проще. Номера его квартир 15 и 16. И скорее всего, будет использоваться опыт А. Собчака, пробившего в общей стенке амбразуру.

Не забыли и Г. П. Нимчанинову (Немчанинова Галина Павловна), работника горсуда, и П. В. Манько (Манько Павел Владимирович) из Северо-Западного регионального центра по валютному контролю, н еще многих, многих и многих.

Кстати, получил квартиру по этому списку и Н. И. Васильев, начальник отдела по учету и распределению жилой площади Выборгского района. Гм, гм, вызывает какие-то ассоциации... Ах да, в первом сериале "невского спрута" упоминалась администрация Выборгского района! Именно там племяннице А. Собчака вместе с мужем и друзьями выделили служебную четырехкомнатную отдельную квартиру.

Но особой любовью прежнего мэра пользовались "демократические" журналисты. И была, верно, та любовь взаимной. Так, по этому льготному списку получил хорошую трехкомнатную квартиру заведующий региональным бюро ВГТРК "Вести" М.Ю. Великосельский, и всего по цене 15 миллионов рублей, на которые не купишь и приличной комнаты. Но, наверно, всех обошла в этом списке Н.С. Чаплина, главный редактор газеты "Час пик". Ей досталась на Невском проспекте аж семикомнатная квартира, общей площадью свыше 250 кв. м, Одна только кухня занимает площадь средней питерской квартиры — 26,5 кв. м.

В своем заявлении Собчаку Н. С. Чаплина пишет: "Прошу вас решить вопрос о продаже мне отдельной квартиры, расположенной в Центральном районе города, что вызывается служебном необходимостью". Интересно посчитать, скольких граждан "служебная необходимость" заставляет перебраться в центр города, в семикомнатные хоромы? Но далеко не у всех его личная необходимость совпадает с благорасположением властей. Разница между уплаченной суммой и реальной стоимостью такой квартиры составляет многие сотни миллионов рублей. Но и этого ей показалось мало.

И Н.С. Чаплина пишет Собчаку второе заявление: "Прошу вас, Анатолий Александрович, разрешить рассрочку по платежам сроком на четы¬ре года и определить сумму первого взноса в 6 процентов от стоимости квартиры". Интересно, есть ли прямая зависимость между степенью свободы журналистов и полученными ими благами из рук властей? Вопрос риторический, ибо пишущая братия усвоила хватательные инстинкты головоногого моллюска. Стоит ли после этого удивляться, что облако густой чернильной жидкости надежно маскирует "невского спрута".

Вместо эпилога

Под этим покровом он чувствует себя неуязвимым. В настоящее время в Петербурге сложилась нетерпимая ситуация с соблюдением законности. Здесь создан первый в России прецедент, когда действительно расследуется крупномасштабное дело о коррупции в органах власти, к которому причастны первые лица города. И в это же время выясняется (а после нашей публикации и для всех перестанет быть секретом), что главный городской законник — прокурор города В. Еременко — сам, оказывается, имеет отношение к неблаговидным махинациям. И трудно ожидать от него беспристрастности в расследовании своего собственного дела. Теперь нетрудно догадаться: все его помыслы направлены не на борьбу с преступностью, а на то, чтобы правда о нем не вышла наружу. От этих терзаний мы его, кстати, избавляем этой статьей.

И одновременно Управление по борьбе с экономическими преступлениями (УБЭП), которое и вскрыло эти факты, подвергается форменному погрому со стороны ведомства Еременко. Работа УБЭП (которое держит в руках все нити коррупции) парализована именно в тот момент, когда в городе ведется следствие о коррупции высших должностных лиц. Подполковник Ю. Семенов уже месяц томится в тюрьме только за то, что служил закону, а не чиновничьему произволу.

Эта травля может стать опасным прецедентом для судьбы другого органа, стоящего на страже законности,— самой Государственной думы. Пора народным избранникам наконец обратить внимание на правовой беспредел во второй российской столице. Дело зашло так далеко, что только слушания в Думе, назначение независимой парламентской комиссии для расследования всех обстоятельств дела (обязательно с привлечением независимых следователей, не повязанных в коррупции с петербургскими властями) еще могут исправить дело. В противном случае недалек тот день, когда какой-нибудь ретивый прокурор точно так же возбудит уголовное дело против всей Думы, вместе взяткой "за злоупотребление служебным положением путем бездействия".

И будет в чем-то прав.

Сергей Иванов