Коррупция
17.05.2018

Рекордсмен-обнальщик Мязин под крышей Центробанка

Рекордсмен-обнальщик Мязин под крышей Центробанка

  • Тим Уисвелл. Фото bloomberg.com
Кроме руководства Банка России, раскаявшийся финансист Борис Фомин сдал Deutsche Bank и американца Тима Уисвелла
По информации "Росбалта", уголовное дело о хищении средств Промсбербанка, в рамках которого был арестован «теневой банкир № 1» Иван Мязин, перерастает в одно из самых масштабных расследований об «изнанке» банковского бизнеса. Бывший предправления Промсбера Борис Фомин, в частности, дал показания на бывшего топ-менеджера Deutsche Bank, гражданина США Тима Уисвелла.

Выяснилось также, что руководство Центробанка Эльвиры Набиуллиной получало взятки за участие в хищении 3,2 млрд рублей акционером Промсбербанка Иваном Мязиным. По данным агенства "Руспрес", деньги выводились через фиктивную покупку ценных бумаг и кредиты подконтрольным фирмам с помощью топ-менеджеров Промсбербанка и Deutsche Bank Олега Белоусова, Бориса Фомина и Тима Уисвелла. В схеме участвовали также «Русский земельный банк» двоюродного брата президента Игоря Путина и «Российский кредит» сбежавшего в Лондон Анатолия Мотылева

Как рассказал источник в правоохранительных органах, Борис Фомин дал развернутые показания еще в начале 2018 года, однако несколько месяцев ушло у Следственного департамента МВД и ФСБ на проверку, изложенных им сведений. Большинство из них нашли подтверждение, после чего силовики перешли к задержаниям. Под стражу был взят один из самых крупных теневых банкиров Иван Мязин. Причем собеседники агентства полагают, что это далеко не последнее громкое задержание в рамках расследования. Борис Фомин рассказал о многих персонах, имевших отношение к подпольному бизнесу по обналичиванию, «отмыванию» и выводу за пределы РФ гигантских сумм. Фомин был в команде Мязина с 2006 года, и лично знал, с кем сотрудничает «теневой банкир».

В частности, Фомин сообщил о роли в незаконном транзите денег из России сейчас уже бывшего главы трейдинга российского подразделения Deutsche Bank Тима Уисвелла. Согласно показаниям банкира, данный гражданин США за ежемесячное вознаграждение в размере $100 тыс. проводил через Deutsche Bank операции с пакетами ценных бумаг и валютой, которые были частью схем по выводу денежных средств за пределы РФ. Несколько раз Фомин лично передавал деньги Уисвеллу.

По версии экс-предправления, один из совладельцев Промсбербанка Олег Белоусов и основной теневой владелец Иван Мязин создали фирмы, куда стягивались обналиченные денежные средств для их последующей передачи в виде взяток в ЦБ РФ. За эти деньги представители Банка России не замечали незаконные операции по переправке гигантских сумм за пределы страны.

По версии Фомина, в массовом выводе средств из РФ участвовали в свое время банки «Русский земельный банк», «Российский кредит» и Deutsche Bank. При этом Иван Мязин организовывал «прикрытие деятельности инвестиционных компаний по выводу денежных средств за рубеж через свои связи в ЦБ РФ, организовывал потоки денежных средств, поиск и вовлечение в данную деятельность сторонних банков и инвестиционных компаний».

По версии Фомина, с Мязиным он познакомился в 2005—2006 годах, когда являлся предправления «Сибирского банка экономического развития». Через год Мязин выкупил этот банк, а потом пригласил Фомина на работу в подконтрольную ему инвестиционную компанию «ИК «Файнешл Бридж». Руководил ИК Олег Белоусов, один из членов команды Мязина. «У Мязина имелись обширные связи в правоохранительных органах, а также в ЦБ РФ и действовавшей на тот момент ФСФР», — заявил на допросе Фомин. Также вместе со всей этой группой действовал еще один крупный теневой банкир — Алексей Куликов, главным направлением которого был «возврат НДС».

В 2013 году Мязин купил Промсбербанк у бизнесмена Григория Альтшулера и пригласил Фомина на должность предправления. Вскоре члены группы начали реализовываться схемы по выводу денег из банка. «Мязин совместно с Белоусовым обеспечивали прикрытие своей деятельности по линии ЦБ РФ, то есть — договаривались о неприменении в отношении Промсбербанка мер дисциплинарного воздействия, влекущих отзыв лицензии», — выдвинул версию Фомин.

Вначале средства выводились путем фиктивных покупок паев и ценных бумаг. Таким образом было выведено 60% активов банка. Потом, согласно показаниям Фомина, Куликов заявил, что с отдельными представителями ЦБ согласована новая схема вывода активов — путем предоставления кредитов подконтрольным фирмам. Причем, как уверяет Фомин, каждый такой кредит Мязин согласовывал со своими людьми из ЦБ, поэтому при проверках Банком России Промсбербанка по данным фирмам, несмотря на их очевидную сомнительность, у регулятора никаких вопросов не возникало.

Всего, по версии следствия, из Промсбербанка было выведено и переправлено за рубеж 3,2 млрд рублей.

****

Рустэм Магдеев — "теневой банкир" или "рейдер"?

Как бывший помощник подставляет своего шефа, руководителя Татарстана

В последние несколько недель российская и иностранная пресса буквально «взорвалась» сообщениями о противоправной деятельности то ли помощника, то ли советника, руководителя Республики Татарстан, Магдеева Рустэма Эльбрусовича.

Причиной такого «ажиотажа» стал неожиданный арест генерального директора и главного конструктора АО НПО «Опытно-Конструкторское Бюро Имени М.П. Симонова» Гомзина Александра Владиславовича. Напомним, что именно на Рустэма Магдеева директор Гомзин указал в январе 2018 года в своих обращениях в Федеральную Службу Безопасности и в Администрацию Президента Российской Федерации, как на одного из организаторов попытки рейдерского захвата данного предприятия, а также, на связь г-на Магдеева с иностранными спецслужбами.

"Век" подробно писал об этом своем расследовании "Рустэм Магдеев идет на посадку", которое вызвало большой резонанс. Вторая часть нашего расследования про Магдеева вскрыла механизмы, через которые Рустэм Магдеев и его партнеры выводят деньги из Российской Федерации.

Судя по всему, реакция СМИ совсем не входила в «планы» Магдеева. Особую пикантность и безусловную актуальность данной ситуации придают последние выступления Президента Российской Федерации, в которых говориться о необходимости улучшения оборонного потенциала нашей страны. Но эпизод с делом Гомзина может оказаться не самым громким в биографии Магдеева.

Как выяснилось, мы рассказали далеко не всю историю похождений Рустэма Магдеева — информатора западных спецслужб, рейдера, поставщика фальшивых драгоценностей и "кошелька" Минниханова. Новые данные о Магдееве и его связях, появившиеся в связи с арестом главного обнальщика России Ивана Мязина, вполне потянут на третью часть нашего расследования, чисто финансовую.

15 Мая 2018 года стало известно о задержании «теневого банкира No1» Мязина Ивана Гавриловича, и его роли в налаживании работы «прачечной» на базе площадки российской дочки Deutsche Bank.

Непосвященному человеку навряд ли будет понятно, что связывает Рустэма Магдеева и организованную группу «теневых банкиров», возглавляемую «королем российского обнала» Мязиным, однако, как выяснилось, к удивлению, многое.

По данным СМИ, одним из фигурантов данного расследования в отношении Мазина стал другой «теневой банкир» — Куликов Алексей, который 11 октября 2017 года был осужден на девять лет лишения свободы. Как выяснило издание «ИА МосМонитор», Куликов был давним партнером Рустэма Магдеева.

Правда, в прошлом году, когда "закрыли" обнальщика Алексея Куликова, фамилия Магдеева не прозвучала — ему удалось скрыть свое участие в "бизнесе", а Куликов не стал сдавать его, зная о криминальных привычках Рустэма. В Татарстане все знают о том, что он предпочитает решать проблемы при помощи наемных киллеров — через свои связи с известным в республики "серийном убийцей" Радиком Юсуповым, лидером банды "Севастопольские".

Тем не менее, в многочисленных публикациях о деле Куликова неоднократно говорилось о протекции, которую на протяжении многих лет оказывали руководителям данной преступной группы высокопоставленные сотрудники Центрального Банка Российской Федерации. Такой же "информационный фон" и у дела Мязина, о котором сейчас трубят все российские СМИ.

Оказалось, что именно Рустэм Магдеев был контактным лицом для Алексея Куликова, обеспечивающим данную коммуникацию с ЦБ и беспрекословное выполнение должностными лицами надзорного органа требований его заказчиков.

Кроме того, именно Рустэм Магдеев оказался из основных бенефициаров «прачечной», именно он рекомендовал своим многочисленным клиентам и деловым партнерам пользоваться её услугами. Контакты с ЦБ были важным, но не единственным вкладом Магдеева в криминальный обнальный бизнес. Магдеев, имеющий паспорт Кипра, выводил средства за рубеж и легализовал их.

Параллельно с оказанием «консультационных услуг», Магдеев обеспечивал и надежную работу иностранного «бенефициара» — большая часть отмытых через зеркальные сделки денежных средств поступала в Hellenic Bank на острове Кипр, откуда осуществлялась дальнейшая рассылка средств по своим адресатам, что делало практически невозможным отследить всю цепочку.

Только за 2013-2014 годы через данную «прачечную», организованную Магдеевым и его сыновьями на Кипре, прошло более 2 миллиардов долларов США.

В осуществлении преступных планов Рустаму Магдееву активно помогал кипрский банкир — Tryfonas «Nakis» Anastasiou, занимавший долгое время должность директора Limassol International Business Center, который, вскоре после завершения этой «вакханалии», в начале 2015 года уволился из Hellenic Bank и устроился на должность директора в принадлежащую, в том числе, Магдееву и его сыну кипрскую компанию Equix Group Limited. Деятельность этой компании "Век" подробно описывал.

Кульминацией «партнерства» Магдеева и Куликова стали события, произошедшие во второй декаде июня 2014 года в городе Бодрум, в Турецкой Республике, где с 12 по 15 число Рустэм Магдеев торжественно отпраздновал свое пятидесятилетие.

Одним из гостей данного празднества, которое состоялось в отеле Vogue, принадлежащим давнему другу и партнеру Магдеева, турецко-российскому бизнесмену Avci Turan, был Алексей Куликов, который его посетил вместе со своей спутницей.

В перерыве между бутербродами с черной икрой, заблаговременно «контрабандированной» Магдеевым через две границы, и, что особенно интересно, приобретенной им опять-таки через каналы Куликова, и грохотом фейерверков, Алексей Куликов предложил Магдееву осуществить содействие в получении санации коммерческого банка «БТА-Казань» одним из банков, находящихся под контролем Куликова и его партнера Мязина.

Именно это заманчивое предложение вывело «банковский бизнес» Рустэма Магдеева на «новый виток». Отпраздновав свой день рождения и вернувшись в Москву на частном самолете, принадлежащем одному из друзей-олигархов, Магдеев быстро «вник в тему» и принял историческое решение — работать по столь сулящим прибыль направлениям нужно не с «теневым» сектором российской экономики, а со своими давними партнерами-земляками.

Уже вскоре, санацию «БТА-Казань» поручили татарскому «Татфондбанку» ("ТФБ"), с основным владельцем которого, Мусиным Робертом Ринатовичем, Магдеева связывала прочная и многолетняя история взаимоотношений.

Одновременно с «решением вопросов» в Центральном Банке и в Агентстве по Страхованию Вкладов Российской Федерации, Рустэм Магдеев умудрился пролоббировать своего давнего партнера и подельника — Шагиахметова Мидхата Рафкатовича — на должность руководителя Национального Банка Республики Татарстан, после чего, сам Магдеев в узком кругу стал себя называть «мастер спорта СССР по банковскому делу». Впрочем, в прошлом году ЦБ попросил Шагиахметова "на выход", в частности, за левый кредит на 3.1 млрд рублей. Но республиканские власти не бросили Мидхата на "произвол силовиков" — он стал руководителем ЦИК Татарстана.

Один из источников, который участвовал в "отмывочном бизнесе" Магдеева, поэтому пожелал остаться неназванным, утверждает, что "в банковском деле г-н Магдеев — полный «зеро», то есть, ноль, но уровень его связей в Москве позволил ему стать настоящей «палочкой-выручалочкой» для своих контрагентов и «визави».

Первые шаги на данном поприще Магдеев начал совершать путем предоставления возмездных услуг руководству коммерческих банков — «АкБарс» и "Татфондбанка" («ТФБ»), кстати, расположенных именно на территории Республики Татарстан.

Список «услуг» Магдеева рос как на «дрожжах» — это и лоббирование интересов в Центральном Банке Российской Федерации, и организация кредитов «нужным» людям, и вывод средств за рубеж.

Изначально, Роберт Мусин воспринимал Магдеева только в роли «подай-принеси» — Рустэму Магдееву разрешалась исключительно организация «досуга» Мусина и его друзей во время посещения последними столицы, но, впоследствии, Мусин по-настоящему оценил организаторские способности Магдеева, что привело к росту гонораров последнего — за прошедшие годы они составили десятки миллионов долларов США.

Верными помощниками Магдеева в этой коммерции стали его «протеже» — Мидхад Шагиахметов, и его «крыша» — Халиков Ильдар Шафкатович, бывший премьер-министр Республики Татарстан и, одновременно, председатель Совета Директоров «ТФБ». Связь Халикова и Магдеева давно не секрет — об этом подробно рассказывали СМИ.

Именно в результате скандального крушения «ТФБ» и Халиков, и Шагиахметов, покинули занимаемые ими должности.

Кстати, обманутые вкладчики «ТФБ» напрасно «брали штурмом» рабочий кабинет Ильдара Халикова: было бы куда практичнее задать свои вопросы Рустэму Магдееву, ведь именно он отвечал в течение многих лет за надежные тылы в Швейцарии, куда утекли те самые деньги обманутых вкладчиков.

Одним из основополагающих правил делового оборота Магдеева является девиз «не останавливаться на достигнутом». Именно это правило позволило Рустэму Магдееву выстроить фантастические деловые и дружеские отношения с хорошо «известным» российским банкиром Андреем Вадимовичем Вдовиным, более известному как «потрошитель российских банков».

На протяжении многих лет Магдеев помогал Вдовину и его партнерам по коммерческим банкам — «Экспобанк», М2М Private Bank и «Азиатско-Тихоокеанскому Банку (АТБ)».

Вдовин находится в розыске, его бывший банк АТБ попал под санацию, но один из бенефициаров схем Вдовина — Рустэм Магдеев, продолжает выводить деньги из России. Возможно, дело Ивана Мязина откроет новые факты деятельности криминального синдиката Рустэма Магдеева. Какие еще банки входили в "круг интересов" Рустэма Магдеева, Ильдара Халикова, Радика Юсупова, и, самое главное, Рустама Минниханова? Скоро точно узнаем. Возникают вопросы: «Who is Mr Magdeev — «рейдер» или «теневой банкир»?» и «Не пора ли команде правоохранителей пробить по нему серию пенальти?».

А самый главный вопрос: Что связывает Магдеева с региональной «элитой» «и почему руководство Республики Татарстан позволяет откровенному преступнику порочить своё доброе имя?». Или все в доле?|

Дмитрий Наумов