Коррупция
27.09.2014

Спрут Тимченко-Ковальчука по версии The New York Times

Спрут Тимченко-Ковальчука по версии The New York Times
“Он дает и он отбирает. Они зависят от него, а он зависит от них”

Через несколько недель после того, как президент Владимир Путин присоединил Крым, малоизвестный регулирующий орган, известный под названием Совет Рынков собрался в офисной башне неподалеку от Кремля.

Совет обсуждал отечественный оптовый рынок электроэнергии. Речь шла о колоссальном бизнесе, на долю которого приходится 2% ВНП России. Это лакомый кусок, генерирующий большие комиссионные для обслуживающего его банка.

Без всякого предварительного объявления или обсуждения обслуживание электрической отрасли было передано Банку Россия – небольшому финансовому учреждению, у которого не было возможности немедленно проглотить такой жирный кусок. И это был лишь один из водопада жирных кусков – в Банк России переводили счета государственные корпорации, местные правительства и даже Черноморский Флот.

Причина, по которой правительство России поддержало банк, была той же самой, по которой Соединенные Штаты и европейские союзники внесли его в санкционный список – его привилегированный статус в качестве “персонального банка” Путина и его ближнего круга. Созданный и управляемый ближайшими друзьями президента из его петербургского прошлого, Банк Россия – символ путинского брэнда кумовского капитализма, превратившего его друзей в миллиардеров, чье влияние в стратегически важных секторах экономики позволяет ему держаться железной хваткой за власть.

 

22 04 2009 nymc 02

Банк Россия глубоко вплетен в путинскую систему. Он был одним из бесчисленных крошечных банков, расплодившихся в пост-советскую эпоху. Ему, однако удалось, посредством тихой, но потрясающей своими масштабами экспансии аккумулировать около 11 миллиардов долларов в своих активах. Банк контролирует громадную финансовую империю, щупальца которой проникли во все сферы экономики, включая крупнейший в стране частный медийный конгломерат – один из ключевых инструментов Кремля по формированию общественного мнения. То, как банк переживает эпоху санкций – барометр того, достаточно ли экономического давления для того, чтобы вынудить господина Путина отступить, в то время как соседи, специфически, страны Балтии, проявляют все большее беспокойство в связи с появлением новой, агрессивной России.

Господин Путин пришел к власти, поклявшись “уничтожить как класс” олигархов, которым удалось сколотить огромные состояния, а вместе с ними и приобрести слишком опасную степень политического влияния. Но вместо олигархов ельцинской эры возник новый класс промышленных и финансовых магнатов, которые обязаны своим обогащением лично господину Путину.

Если современная Россия – это Кремль, Инкорпорэйтед, то господин Путин – ее генеральный директор, награждающий друзей контролем за государственными компаниями, распределяющий выгодные государственные заказы. Все это порождает обвинения в коррупции, но имеет некую видимость легальности в системе, созданной Путиным.

22 04 2009 nymc 03



Бывший премьер-министр Михаил Касьянов комментирует: “Он дает и он отбирает. Они зависят от него, а он зависит от них”.

Путин начал обрастать этим ближним кругом в процессе своего ненавязчивого подъема от второсортного офицера КГБ к чиновнику средней руки в офисе петербургского мэра.

Один из этих ранних лоялистов – господин Юрий Ковальчук, физик по образованию, является председателем правления Банка Россия. Его иногда называют российским Рупертом Мэрдоком. Среди других акционеров – несколько богатейших людей России, сын двоюродного брата Путина и даже виолончелист Мариинского театра.

Кремль всегда отрицает тот факт, что друзья господина Путина получают предпочтительное обслуживание. Но история с Банком Россия показывает, как благотворно влияют на бизнес некоторые директивы Кремля, позволяющие приобретать по заниженной цене государственные активы. Между тем, точная структура активов банка скрыта в гнезде компаний-пустышек, раскладывающихся подобно матрешке.

Удалось установить, что управление одной из мощных фирм, занимающейся рекламой на телевидении, и связанной с Банком Россия, погребена в оффшорах Панамы, на Виргинских островах и даже в блеклом бетонном здании на улице Карапту в Никосии, владелец которой не имеет представления о том, что она зарегистрирована именно здесь.

В ранний период украинского конфликта некоторые европейские лидеры с нежеланием относились к идее отторжения от цивилизованного мира путинской России, которая становилась все богаче и богаче благодаря превращению в желанного партнера в деле поставок дешевого природного газа. Между тем, российские воротилы на вырученные миллиарды покупали недвижимость на Лазурном берегу и в Белгравии..

Но это сопротивление некоторым образом размылось после того, как в июле над восточной Украиной сбили малазийский Боинг с 298 пассажирами на борту. В сентябре, несмотря на неустойчивое перемирие в Украине, Запад объявил новую волну санкций – не только против влиятельных дружков господина Путина, но и против российской экономики в более широком смысле. Некоторые, однако, утверждают, что этот ход демонстрирует полное непонимание того, как работает путинская система.

Геннадий Тимченко, торговец нефтью и акционер Банка Россия в недавнем интервью ИТАР-ТАСС выразил некоторую степень раздражения. Господин Тимченко не имеет возможности отбыть на отдых во Францию со своей семью и собакой Роми, которая является отпрыском любимого лабродора Путина, Кони.

И, несмотря на это, он никогда не ставил под сомнение правильность путинских акций в Украине: “Это невозможно. Владимир Владимирович всегда действует в интересах России. Точка. Никаких компромиссов. Нам даже в голову не придет обсуждать это”.

В Коломенском районе Петербурга, рядом с верфями, расположен дворец 19-го века, когда-то принадлежавший великому князю Александру Александровичу, сыну Александра II. Позднее элегантные залы дворца – этот в стиле барокко, тот – в китайском, следующий – в английском – были переданы под Дом Музыки, академию для профессиональных музыкантов.

Художественный директор академии, Сергей Ролдугин, рассказывает собственную предысторию. Он известный виолончелист и дирижер. И конечно же, он не бизнесмен: “У меня нет миллионов”. Несмотря на эти слова, по крайней мере, на бумаге он “весит” 350 миллионов долларов. Это потому что много лет назад он купил долю в маленьком банке, которым управляли близкие друзья Путина.

Он познакомился с Путиным в 70-х. И он – крестный отец его старшей дочери, Марии. Он открыл Дом Музыки благодаря поддержке Путина. В прошлом году президент попросил его об одолжении: Не сможет ли он организовать для него частный концерт?

И господин Ролдугин отправился в официальную резиденцию президента Ново-Огарево, к западу от Москвы – в сопровождении трех молодых музыкантов – скрипача, пианиста и кларнетиста. Они играли Моцарта, Вебера и Чайковского. Играли так хорошо, что Путин пригласил их и на следующий вечер. В этот раз собралась группа друзей. Ролдугин говорит: “Очень знаменитые люди. Все до одного. И все под санкциями”.

Когда Горбачев позволил первые эксперименты в области частного предпринимательства в конце 80-х Петербург все еще именовался Ленинградом и был лишь обнищавшей тенью царской столицы.

22 04 2009 nymc 05


Юрий Ковальчук

 

Один из первых экспериментаторов – господин Коавльчук. Физик из института Йоффе, он пытался обратить свои научные работы в коммерчески ценные проекты. Другим был господин Тимченко, бывший советский чиновник, специализировавшийся на внешнеторговой деятельности. Он организовал кооператив, занимавшийся экспортом нефтепродуктов с Балтийского нефтезавода.

Господина Путина в их орбиту занесло падение Берлинской Стены в 1989 году. Он – один из тысяч офицеров советской армии и спецслужб, которые вынуждены были ретироваться из стран-сателлитов к небогатым и туманным перспективам, кои предлагала им родина.

За этим последовала известная история с Анатолием Собчаком, когда-то преподававшим господину Путину юриспруденцию. Путин стал главой комитета по внешнеэкономическим связям мэрии. Комитет занимался бартером – обменом металла, нефти и тому подобного на продовольствие в голодную зиму 91-92 годов. Нефть и металлы покинули Петербург, но большая часть обещанного продовольствия в город почему-то не попала.

Несмотря на это, Путин считался эффективным, хотя и невзрачным администратором, помогающим бизнесмену бороться с бюрократией. Его знание немецкого помогло многим германским предпринимателям, устремившимся в Петербург. Среди них был Маттиас Варнинг, бывший офицер Штази, с которым Путин работал еще в Дрездене. Варнинг открыл первый филиал иностранного банка в Петербурге – Dresdner.

Короче говоря, именно в этот период господин Путин закладывал основы того, что разовьется в систему поддерживаемого государством капитализма, которая и стала настоящим сердцем структуры его власти.

Михаил Амосов, работавший тогда в горсовете Птеребурга, вспоминает: ” Создалась благоприятная обстановка для возникновения подобного рода букета друзей. Все решалось через личные связи. И нам это совсем не нравилось”.

Одним из предприятий, получивших вливание муниципальной помощи, стал Банк Россия. Банк был основан в 1990 году по инициативе местного отделения коммунистической партии – с партийными капиталами в качестве фондов. Предполагают, что он также обслуживал нужды КГБ, но с развалом Советского Союза все пошло прахом.

Тут появляется господин Ковальчук. В декабре 1991 года он и небольшая группа друзей смогли получить в долг от производителя обуви некую денежную сумму, на которую и купили загибавшийся банк. Среди этой группы инвесторов были и другие люди из института Йоффе – например, физик Виктор Мячин и Андрей Фурсенко...

Обновленный банк быстро превратился в любимца городских властей. В него по указанию мэра перевели на обслуживание несколько крупных счетов. Деловые отношения, между тем, перерастали в глубоко личные.

В 1996 господин Путин присоединился к группе из семи бизнесменов, организовавших дачный кооператив Озеро. Члены кооператива имели необычайно большое влияние на последующую политическую и экономическую историю России. Кроме Путина, Ковальчука. Мячина, Фурсенко и его брата Сергея, среди них были Николай Шамалов, возглавивший петербургский офис Siemens и купивший значительный пакет акций Банка Россия, и Владимир Смирнов, бизнесмен, получивший эксклюзивные права на поставки бензина в Петербург.

Господин Тимченко, торговец нефтью, позднее купил акции Банка Россия через свою компанию. Господин Варнинг, немецкий банкир и шпион Штази, также оказался в совете директоров банка (когда супруга господина Путина сильно пострадала в ДТП, господин Варнинг организовал оплату ее лечения в Германии).

И тут же рядом оказался господин Ролдугин, виолончелист: “Мне надо было немного денег. А денег на искусство нигде не было”. Его инвестиции прошли через “серию манипуляций” и ему самому пришлось брать в долг. Сегодня он владеет 3,2% акций Банка Россия.

Немногие люди и сейчас осознают, что в центре российского процветания находился круг тесно связанных с господином Путиным людей, и их история может превратиться в предмет изучения легализованной клептократии.

За год до того, как господин Путин стал президентом, Банк Россия сообщил о менее чем миллионе долларов прибыли. Он начал быстро расти, но фигуры вроде Тимченко и Ковальчука оставались в тени. Бывший премьер, господин Касьянов, говорит: ” “Я даже не знал этих имен – Тимченко, Ковальчук”.

Во время кампании 2004 года один из донкихотствующих соперников Путина, Иван Рыбкин, поднял вопрос о коррупции и назвал Тимченко и Ковальчука “кассирами президента”. Немногие послушали Рыбкина – и он исчез, вернувшись лишь через несколько дней. Он утверждал, что его похитили и одурманивали наркотиками в городе Киев.

За время второго срока Путина на посту президента активы Банка Россия выросли в 10 раз. Критически важным для этого замечательного роста оказалась способность банка скупать по бросовым ценам активы, ранее принадлежавшие Газпрому. Информация об этих сделках была опубликована Борисом Немцовым, бывшим заместителем премьер-министра и Владимиром Миловым, бывшим заместителем министра энергетики. По их оценке, общая стоимость активов, отсосанных от Газпрома, превышает 60 миллиардов долларов.

Одной из ранних сделок стала покупка крупного страховщика – компании Согаз, путем приобретения его акций, принадлежавших Газпрому, Банком Россия. Банк заплатил за акции 100 миллионов долларов. По оценке Немцова, стоимость компании тогда превышала 2 миллиарда. Милов позднее прокомментировал: “Путин сказал: – Банк Россия. И все”.

Согаз, в частности, страховал риски Роснефти Игоря Сечина. Сечин когда-то был заместителем Путина в офисе мэра Петербурга. Согаз также купил 75% компании Лидер, управляющей пенсионным фондом Газпрома. Объем фонда – порядка 6 миллиардов долларов. Стоимость покупки Лидера составила 30 миллионов долларов – менее годовой прибыли этой компании.

Сделку, по всей видимости, можно назвать инсайдерской. За год до ее совершения Юрий Шамалов, сын акционера Банка Россия и члена кооператива Озеро был назначен главой Газфонда. Он продал акции компании, управляющей самым большим в стране частным пенсионным фондом банку собственного отца по фантастически низкой цене.

В то же время господин Ковальчук начал конструировать медийную империю, в состав которой входят крупнейшие российские телевизионные и радиостанции и газеты.

Банк Россия уже управлял активами Газпромбанка – одного из крупнейших в России. Газпромбанк купил Газпром Медиа Групп – по цене 166 миллионов долларов. Двумя годами позже ни кто иной, как Дмитрий Медведев назвал цену Газпром Медиа Групп – 7,5 миллиардов долларов.

Не остановившись на управлении медийными активами, Банк Россия начал покупать собственные.

В 2005 дочерняя компания Банка России купила локальную телевизионную сеть Петербурга – пятый канал, за 25 миллионов долларов. Конкуренции не было. В 2006 стоимость канала начала резко расти, потому что регуляторы рынка позволили ему вещать в 30 регионах России. Очень скоро Путин издал указ о придании каналу статуса национального. Канал вещает в 91 городе, и его аудитория составляет 53 миллиона человек. Сегодня он считается пятым по величине в России.

Годом позже Банк Россия приобрел контрольный пакет акций в RenTV, сегодня – восьмой по величине канал в стране. RenTV получил известность в качестве трибуны оппозиции и благодаря своим антикоррупционным расследованиям. Сегодня он стал куда менее критичным.

Двумя годами позднее господин Ковальчук получил свою самую большую награду – 25% пакета акций первого канала, контролируемой государством телевизионной сети, являющейся самой большой в России. Пакет акций стоил Ковальчуку 150 миллионов долларов. Доходы канала на следующий год составили 100 миллионов долларов.

Чтобы понять, как холдинги Банка России распространились по всему миру – и как оффшоры и другие современные финансовые инструменты служат тому, чтобы затушевать реальный масштаб его действий, стоит посетить дом 13А по улице Карпатоу в Никосии. Здесь зарегистрирована фирма Med Media Network Limited, которая связывает Банк Россия с известнейшим игроком на российском рекламном рынке – компанией Video International.

Одной из многих непривычных для западного человека особенностей российского рыночного ландшафта является то, что рекламное время не продается напрямую. Вещатели продают его оптом посреднику, вроде Video International, а тот уже перепродает его рекламодателям.

Med Media – крупный держатель акций Video International, и ему принадлежит 20% акций. Но в доме на улице Карпатоу не найти штаб-квартиры воротил российского рекламного рынка. Хозяйка, Агати Зинонас, никогда не слышала о Med Media , также как и о других компаниях, прописанных здесь.

Она говорит: “Каждый день приходят мешки с почтой – из России, Болгарии, Румынии. Все что приходит, я отдаю сыну. Он недавно отсюда съехал”.

Попытка понять корпоративную структуру Video International требует от нас вернуться в 2011 год. Тогда, согласно интервью генерального директора этой компании, Банк Россия и несколько его партнеров купили ее.

На пике, Video International контролировал 70% контрактов на телевизионном рынке, но за несколько месяцев до продажи правительство спешно протащило новый антимонопольный закон, по которому вещателям было запрещено пользоваться услугами компаний, контролирующих более 35% рынка. Video International пришлось отказаться от многих своих контрактов.

Но то, что выглядело как фиаско для Video International, оказалось призом для Банка Россия. Новый закон резко понизил стоимость компании – а вместе с ней и цену, которую за нее просили. Новые хозяева сумели нажиться на “потерянном” бизнесе. В то время как многие рекламодатели стали размещать рекламу напрямую, они продолжали платить Video International за “консультационные услуги” и “программное обеспечение”. Примером может быть компания CTC Media, которой частично владеет дочернее предприятие Банка Россия. CTC Media продолжает платить Video International 80 миллионов долларов в год – за консультационные услуги.

Обозревая исполнение нового антимонопольного закона, господин Алексашенко, бывший заместитель министра финансов, комментирует: “Мои друзья получают все, а мои враги получают по закону”.

Владеет ли Банк Россия Video International – никто не берется сказать с определенностью. На бумаге одно из его дочерних предприятий владеет 15% акций. Остальное погребено в оффшорах – вроде Med Media.

Кипр – один из крупнейших оффшорных центров в мире. На Кипре одна из самых низких ставок налога на корпорации в Европе и законодательство, позволяющее иностранцам зарегистрировать компанию в течение считанных дней. Здесь зарегистрированы около 270 тысяч компаний, большая часть – пустышки, созданные с целью уклонения от налогов и сокрытия личностей реальных владельцев.

Сын госпожи Зинонис, Зинон Зинонис значится директором Med Media. Он работает администратором в адвокатской конторе t Scordis, Papapetrou & Co. . Один из владельцев, Макис Хрисомилас, говорит, что фирма обычно предоставляет для регистрации компаний клиентам либо свой собственный адрес, либо адрес одного из сотрудников. Он говорит: “Мы представляем интересы 4000 или 5000 корпораций”. Ему трудно выдумывать названия. Он пользуется кличками породистых лошадей, выставляемых на аукционы в США. Он также дает им названия улиц в Лондоне и других европейских столицах.

Кипрские законы позволяют владельцам компаний сохранять анонимность. Из восьми компаний, владеющими Video International, пять (контролируют 69% уставного капитала) зарегистрированы на Кипре. Если лезть глубже, то владельцами этих пустышек являются пустышки следующего уровня – зарегистрированные на Виргинских островах и в Панаме. Ни Video International, ни CTC Media не стали комментировать изложенных здесь фактов или отвечать на вопрос, почему владельцы компаний зарегистрированы в оффшорах.

Через день после того, как Обама внес Банк Россия в черный список, господин Путин встретился со своим Советом Национальной Безопасности. Он сообщил СБ, что 20 человек внесены в санкционные списки – включая трех членов Совета. Путин саркастически сказал: “Нам необходимо теперь дистанцироваться от них”. С каменным выражением лица он добавил: “Они нас скомпрометировали”.

Путин продолжил: “Насколько я помню, речь идет о банке средней величины. У меня там счета нет, но в понедельник я его точно открою”. С тех пор президентская зарплата – 7500 тысяч долларов в месяц – переводится в Банк Россия.

После этого господин Ковальчук дал редкое телевизионное интервью российской телезнаменитости Дмитрию Киселеву. По словам Ковальчука, на банк обрушилась волна новых клиентов, включая сонмы старушек, желавших вложить свои сбережения в банк, которому доверяет сам президент. Ковальчук поведал: “Тот факт, что эти женщины доверили свои сбережения нам – ценнее любого финансового вложения. Работает Фактор Путина, и это безусловно. Факт в том, что люди интуитивно чувствуют, по какую сторону баррикад стоит бизнес”.

Речь идет не только о символической поддержке. Путин распорядился, чтобы Центробанк предоставил необходимую помощь. Государственные энергетические компании перевели счета в Банк Россия, равно как и государственные органы и учреждения Петербурга и Ленинградской области. Госдума, между тем, отменила поправку, ограничивавшую долю Video International 35% рекламного рынка.

10 апреля в дело пошла тяжелая артиллерия. Рыночный Совет, регулирующий российский оптовый рынок электроэнергии, собрался на заседание. В состав Совета входят 22 члена – представители министерств и основных производителей энергии. Один из членов Совета – исполнительный директор Интер РАО ЕЭС, частного отростка государственной электрической монополии. Фирму возглавляет сын господина Ковальчука, Борис. В совете директоров сидит господин Сечин, один из ближайших советников Путина и глава Роснефти.

На заседании было принято решение о переводе счетов энергетических компаний в Банк Россия. Глава Совета, господин Максим Быстров, заявил, что Банк Россия “предложил выгодные ставки по обслуживанию”, не вдаваясь в детали. Детали также отказался предоставить Альфа-Банк, потерявший электрических клиентов в пользу Банка Россия.

Вопрос, на который пока нет ответа – как долго правительство сможет накачивать финансовой поддержкой институты, пострадавшие от санкций. ЕБРР предсказывает сжатие экономики уже в следующем году – благодаря и западным санкциям, и ответному эмбарго господина Путина на западные товары.

За Банком Россия выстраивается длинная очередь. Власти были вынуждены влить 6,6 миллиардов долларов в два контролируемых государством банка, пострадавших от прекращения западного кредитования. Господин Сечин и Роснефть требуют заем в 42 миллиарда долларов.

На все это у господина Путина есть ответ: “Да, эти люди мои друзья, и я горд тем, что они мои друзья. Они настоящие патриоты, и их бизнес ориентирован в сторону России. Навредили ли им эти санкции? – Да, навредили. Я должен честно это признать. Но они – закаленные бизнесмены и уже перевели все свои деньги в Россию, так что не беспокойтесь за них слишком сильно”.