Коррупция
18.04.2014

Полку "Славянки" прибыло

Полку "Славянки" прибыло
  • Константин Лапшин. Фото "Известия"
Константин Лапшин вышел из тюрьмы, дал показания на Елькина и снова сел
В деле о присвоении многомиллионных сумм бюджетных средств через ОАО «Славянка» наметился неожиданный поворот. Один из его фигурантов, пятидесятилетний Константин Лапшин, давший следствию показания на других подозреваемых, в том числе и экс-руководителя «Славянки» Александра Елькина, побыв немного на свободе, вновь оказался водворен в СИЗО. Официальная версия следствия - Лапшин нарушил условия подписки о невыезде, оказывал давление на свидетелей и собирался скрыться из Москвы. Адвокаты и родственники Лаврова в свою очередь уверяют, что эти планы он не мог реализовать просто по состоянию здоровья.

Источники «Известий» из ближайшего окружения Лапшина рассказали, что неожиданно для всех он был задержан в Москве и доставлен в Хамовнический райсуд, где следователь попросил изменить для него меру пресечения с подписки о невыезде на заключение под стражу.

— Следователь пояснил, что Лапшин нарушал условия подписки. Так, якобы были данные о том, что его мобильный телефон выходил в федеральный роуминг в Тамбове и Санкт-Петербурге, — рассказали в окружении Лапшина. — Следствие решило, что таким образом он оказывает давление на свидетелей. Кроме того, якобы была информация о том, что Лапшин уже купил билеты и хотел куда-то уехать из Москвы.

Сам Лапшин на суде отверг эти подозрения, объяснив, что в Тамбове у него живет отец, а в Санкт-Петербурге — жена, которым он и звонил. Однако суд встал на сторону следствия и выдал санкцию на арест Лапшина. Прямо из зала суда его увезли в один из столичных СИЗО.

Адвокат Лапшина Татьяна Богославская лишь подтвердила факт ареста ее подзащитного, однако отказалась сообщить подробности.

— Лапшину действительно изменили меру пресечения. Я собираюсь это обжаловать и хочу напомнить о том, что он не может содержаться в СИЗО из-за болезней и перенесенных операций, — заявила адвокат.

Журналистам не удалось получить комментарии в Следственном комитете об аресте Лапшина.

Константин Лапшин занимал пост главы департамента текущего ремонта в ОАО «Славянка», а также руководил отделом в ЗАО «Безопасность и связь», которое принадлежало Александру Елькину. Сейчас он является одним из основных обвиняемых по ст. 204 УК («Коммерческий подкуп») по делу «Славянки». Его сообщником следствие считает начальника хозуправления Минобороны Николая Рябых. Обоим вменяют хищение средств министерства, выделенных на ремонт здания в Колымажном переулке Москвы. По версии следствия, работы на объекте не проводились, а сотрудники Минобороны, «Славянки» и ЗАО «Безопасность и связь» подписывали фиктивные акты о выполненных работах и счета на оплату, на основании которых подрядчик незаконно получил около 53 млн рублей.

Всего по делу проходят восемь человек. Помимо Лапшина и Рябых это бывший гендиректор «Славянки» и близкий друг экс-министра обороны Анатолия Сердюкова Александр Елькин, гендиректор «Безопасности и связи» Андрей Луганский и главбух компании Юлия Ротанова. Онкологическая больная Ротанова недавно перенесла операцию, но сейчас знакомится с материалами дела.

Впервые Константин Лапшин был арестован в январе 2013 года Хамовническим райсудом Москвы. Адвокаты просили суд оставить их подзащитного под домашним арестом, объясняя это его многочисленными болезнями, среди которых они называли сахарный диабет, ишемическую болезнь сердца. Кроме того, недавно ему удалили желчный пузырь. Уже 30 января 2013 года Лапшин был доставлен из СИЗО в специализированную клинику с гипертоническим кризом.

Вскоре Лапшин заключил сделку со следствием, после чего был отпущен на свободу под подписку о невыезде. Он признал свою вину, давал показания на Елькина и других руководителей «Славянки», поэтому они могли фактически гарантированно получить в суде обвинительный приговор по принципу преюдиции. Однако когда в ноябре 2013 года Лапшин изучил первые тома уголовного дела, то неожиданно для всех отказался от сделки со следствием, объяснив это тем, что СКР фактически его обманул. По его мнению, следствие исказило смысл его слов, из-за чего ему теперь грозит более суровое наказание.