Коррупция
11.02.2013

Срочно требуется толмач

Срочно требуется толмач
  • Иья Клебанов. Фото rosconcert.com

Суд над влиятельным новгородским предпринимателем Тельманом Мхитаряном превращается в полный абсурд
Еще немного, и уголовный  процесс, призванный доказать, что бизнесмен  погряз в криминале, превратится  в подобие мыльного сериала для  домохозяек. Тельман Мхитарян – фигура регионального масштаба. По сути, войну ему объявил в начале июля 2007 года северо-западный полпред Илья Клебанов. На выездном совещании в Великом Новгороде представитель Кремля сделал громкое заявление: «В области сложилась ситуация, обусловленная острой криминальной обстановкой, представители криминала пришли во власть, лидеры криминальных группировок легализовали капиталы, став бизнесменами в кавычках, но сохранили стиль девяностых – вымогательство, убийства, рейдерство». Уже через несколько месяцев Клебанов известил, что в регионе «наблюдается совершенно иная политическая картина». Оставалось устроить показательный суд над теми, кто ранее не устраивал полпреда. Одним из таких предпринимателей объявили Мхитаряна, который пользовался в области серьезным влиянием.

Сегодня, когда желание  Ильи Клебанова создать рыбопромысловый холдинг за счет семейных капиталов уже всплыло на страницах газет, история с памятным выступлением экс-полпреда видится несколько в ином свете. Пока отец представительствовал в СЗФО от имени главы государства, его дочь Екатерина наращивала контроль над коммерческими структурами. К началу 2013 года совокупный годовой оборот клана Клебановых составил порядка 6,0 млрд рублей. Трудно представить, чтобы такая империя возникла на пустом месте и после того, как позапрошлой осенью Илью Иосифовича «попросили» отправиться в отставку.

На фоне Клебановых новгородский предприниматель Мхитарян выглядит, как студент перед профессором. Все его активы не идут ни в какое сравнение с миллиардным состоянием чиновничьей семьи. И в то время, как прокуратура не проявляет никакого интереса, каким образом были приобретены капиталы экс-полпреда, новгородскому предпринимателю предъявлено обвинение в вымогательстве. По версии следствия, он приобрел акции двух местных предприятий – «Спектр» и «Новгородхлеб», а также некоторое другое имущество потерпевших по заниженной цене. При этом продавцы уверяют, что совершили невыгодную сделку потому что боялись Мхитаряна. А боязнь возникла из-за страшных слухов, которыми полнился город. В стремлении быть убедительной одна из потерпевших, бывшая совладелица «Новгородхлеб» Наталья Бондарук договорилась до того, будто узнала правду о Мхитаряне, прочитав книгу «Новгородское Чикаго». Доказательство приобщили к делу, хотя литературный опус был издан спустя почти четыре года после совершения сделки по продаже акций этого предприятия.

Не менее удивительно  ведет себя вторая потерпевшая Людмила  Афанасьева, продавшая в 1998 году подсудимому  акции новгородского завода «Спектр». На допросе в суде, который прошел в начале минувшего декабря, она  сообщила, что не знает, какую продукцию  выпускало предприятие, чем именно владел ее покойный муж, и не ведает о наличии у «Спектра» значительных долгов на момент сделки с Мхитаряном. Кроме акций родственники Афанасьевой, а именно дочь Лора и африканский зять Хасан Хамуш, продали подсудимому дом с баней в деревне Глебово. После чего вместе с «мамой» и грудным ребенком отправились в солнечное королевство Марокко.

Незадолго до наступления 2013 года суд над Тельманом Мхитаряном начал буксовать. Сначала причиной тому стало слабое здоровье подсудимого, нуждающегося, как кардиологический больной, в высокотехнологической медицинской помощи. Диагнозы, которые поставили врачи Мхитаряну, страшны даже для человека, живущего спокойной размеренной жизнью. А в СИЗО такой пациент постоянно балансирует между жизнью и смертью.

Однако судебные заседания  начали срываться не из-за постоянного  недомогания подсудимого. Вслед  за ним недуг неожиданно свалил с  ног судью Михаила Тарасова. Возможно, служитель Фемиды просто не захотел  брать на себя вынесение обвинительного приговора с лишением свободы  сроком на 15 лет. Уж чересчур неубедительными  казались откровения потерпевших.

Сменивший коллегу молодой  судья Алексей Становский пока на плохое самочувствие не жалуется. Зато странная бацилла поразила 31 января во время допроса и потерпевшую Людмилу Афанасьеву. Представители защиты предполагают, что нежданная болезнь одолела бывшую совладелицу «Спектра» из-за того, что ей задавалось слишком много неудобных вопросов.

Похоже, для спасения ситуации из Марокко срочно был выписан  Хасан Хамуш, теперь уже бывший африканский зять. Сегодня он является глашатаем, который должен подтвердить тезис экс-полпреда о «бизнесменах в кавычках». Проблема состоит лишь в том, что марокканский подданный плохо дружит с русским языком.

Поразительно, но бывший зять Хамуш проявил себя прекрасным рассказчиком, если знакомиться его показаниями в обвинительном заключении. Речь черного Хасана полна сложных причастных оборотов, что характеризует марокканца, как глубокого знатока русской культуры. Он, Хамуш, на момент совершения сделки по продаже акций, «прекрасно понимал, что в Новгороде в то время существовали очень злые и суровые порядки, в городе была такая обстановка, что во всех сферах хозяйничали бандиты, и они прекрасно понимали, что на завод к Афанасьеву в кабинет их просто никто не пустит, что в дальнейшем их будут просто всячески ограждать от какого-либо прямого участия того, что касается ОАО «Спектр». Для себя он, Хамуш, отчетливо и ясно понимал, что теперь завод отберут».

Правда, будучи человеком явно сообразительным, Хасан позже уточнил, что сам он при разговорах о продаже акций и иного имущества не присутствовал, а все знает лишь со слов своей бывшей русской тещи. В четверг, 7 февраля, судья Становский решился провести допрос марокканского подданного, который специально прилетел на процесс из Африки. Впрочем, доходчиво объяснить суть своих претензий на «великом и могучем» он так и не смог. По большому счету, Хасану Хамушу явно был нужен квалифицированный переводчик. И трудно даже представить, каково придется тому, кто будет оформлять протокол этого допроса на бумаге.

Похоже, не менее профессиональный толмач сейчас требуется и главе  семейства миллиардеров Илье Клебанову. Ведь теперь, когда экс-полпред ринулся в список журнала Forbes, вряд ли поймешь, что значит выражение «бизнесмены в кавычках», и какая разница существует между тем, чтобы легализовать капиталы в «стиле девяностых» или чудесным образом задекларировать их, скоропостижно покинув кресло кремлевского сановника.

Александр Ильин