Коррупция
12.11.2012

Общежитие в озерском аду

Общежитие в озерском аду
  • ИА «Евразия»

    Олигарх Виктор Вексельберг, серый покровитель рейдеров


Пока руководители Подмосковья «чистят верхи», в низах рейдеры наглеют с каждым днем
Не так давно губернатор Подмосковья обратился к президенту Владимиру Путину  с просьбой уволить главу полиции региона Николая Головкина. Истинной причиной называют игорный скандал и крышевание рейдеров, в которых оказался замешан полицейский чин. И пока руководители региона «чистят верхи», внизу рейдеры наглеют с каждым днем. Очередным объектом захвата стало огромное текстильное производство в подмосковном городе Озёры. Более того, фактически в заложниках у рейдеров оказались сами бывшие работники предприятия.

Приватизационная мина из девяностых

Начиналось все в незапамятные советские времена, когда для нужд огромного, разместившегося на 42 гектарах, и передового текстильного производства в Озёрах работников вербовали по всей необъятной стране. 14-15-летние девушки и юноши приезжали с Урала, из республик Средней Азии, с Северного Кавказа. Отучившись в местном ПТУ, они тут же трудоустраивались на ХБК «Рабочий» (так в то время называлась «Ока»).

Жилье им предоставляли в общежитии комбината, в двух корпусах 1-го микрорайона в домах 7 и 7а, построенных в 1972-73 годах на деньги предприятия. Все заселившиеся в трехлетний срок сменяли лимитную регистрацию на постоянную прописку и становились полноправными жителями Озёр Подмосковья.

Шло время, СССР исчез, изменились и законы. С акционировавшимся в 1993 году «Рабочим» (превратившимся в ЗАО «Ока») заключался договор социального найма. Согласно нормам права, такой договор по истечении определенного срока дает право жильцам претендовать на приватизацию своей жилплощади. Главное – доказать, что ты пользовался не «койко-местом», а всей комнатой.

Текстильная фирма «Ока» в лице своего директора Виктора Шаталова стала собственником общежития в результате договора купли-продажи от 15.11.1993 г. заключенного между ним и Фондом имущества Московской области. Наиболее спорным в этой сделке стала правомерность самой купли-продажи общежитий комбинатом, который превратился в самостоятельное коммерческое предприятие.

Правила приватизации гласят: общежитие при приватизации предприятия подлежит передаче в муниципальный фонд и на него распространяются положения ст. 7 ФЗ «О введении в действие ЖК РФ». Само предприятие было именно приватизировано. Ни о какой «сделке купли-продажи» «Окой» самой себя в 1993 году не шло и речи, хотя именно так ставят вопрос некоторые недобросовестные судьи, защищающие интересы ООО «Флагман» в судебном порядке. В результате же купли-продажи корпусов общежития, они оказались внесены в уставной капитал текстильной фирмы в качестве активов, да еще и без решения собрания акционеров - простых работников.

Муниципалитет, на голову которого вот-вот могло свалиться столь нежданное «счастье» в виде дополнительных строений, требующих ухода и ремонта, всячески отказывался от такого подарочка. При безвольном районном главе (1990-99) Вячеславе Сосенкове директор «Оки» Шаталов пытался восстановить справедливость и ставил вопрос о передаче общежитий под крыло района. Местные депутаты как один проголосовали против включения домов 7 и 7а в муниципальный жилой фонд, сославшись на недостаток средств в бюджете, который не позволял городу обихаживать еще и эти дома. Так что не будем винить директора «Оки» Шаталова в злонамеренном несоблюдении закона. Со своей стороны он делал все, что мог для комбината, поднимая его буквально по частям после временной разрухи переходного периода. Неудивительно, что оплачивать коммунальные услуги решило именно предприятие. В 1993 году это казалось меньшим из зол.

Новая метла по-новому метет

За 90-е годы Шаталов вывел ЗАО «Текстильная фирма «Ока» в тройку лидеров по России. Соответственно, зарплаты также радовали людей. Из заработанного проживающим в общежитии работникам приходилось платить немногим больше 100 рублей с человека, в пересчете на деноминированные цифры.

Но с начала 2000-х годов действия руководства «Оки» начали подчиняться какому-то странному принципу. Ошибка следовала за ошибкой, и люди зашептались о том, что «Шаталова перекупили». В самом деле, партнеров и конкурентов (часто в одном лице) у предприятия было много… К 2002 году текстильная фирма оказалась перед лицом больших долгов по кредитам и нуждалась в притоке инвестиций. Ради этого пошли на смену формы собственности, и «Ока» из ЗАО превратилась в ОАО. Открытый для сторонней продажи фонд акций был дополнен дополнительным выпуском, и больше половины этого фонда в итоге оказалось в руках трех виртуальных фирм, хозяевам которых интересы «Оки» и озерцев были глубоко чужды. В результате хозяйничанья на фабрике новых хозяев, «Ока» была благополучно доведена до банкротства, которое и состоялось 30 декабря 2008 года.

Вот тут и сыграла роковую роль приватизация 1993 года. Ведь новоявленный покупатель бывшего предприятия, ООО «Флагман», вместе с производственными мощностями и цехами, словно невзначай, приобрел также и общежитие вместе с проживающими там людьми. С этого новогоднего «подарка» и начались мытарства жильцов.

За последние годы это ООО «Флагман» несколько раз меняло собственников. До 2009 года его владельцем был Александр Сарычев – один из топ-менеджеров предприятия «Драгцветмет». Потом акции перешли другому топ-менеджеру «Драгцветмета» Андрею Юрченко. В реальности же фирма была и остается полностью подконтрольной людям, за спинами которых маячит олигарх Виктор Вексельберг: Валерию Каримову, Анатолию Новикову, Алексею Вершинину, Александру Качевскому и Алексею Братченко.

Доставшийся рейдерам в качестве приятного бонуса жилой фонд предприятия было решено использовать в коммерческих целях. В одном из корпусов планировалось разместить гостинично-развлекательный комплекс, а жильцов из него – сселить в соседнее здание, уплотнив до невозможности жилой фонд. Под комнаты даже решили отдать холлы, имеющиеся на каждом этаже общежития, что противоречит правилам пожарной безопасности. В одном из корпусов соответствующие работы уже начали проводить, но тут жильцы заявили свое твердое «нет». Стали известны планы новых владельцев «Оки» после уплотнения превратить жилой корпус в кооператив, бросив жильцов на произвол судьбы (но сохранив за собой право на коммерческое использование площадей).

Дело еще и в том, что в корпусах общежития в общей сложности проживают около 200 человек «коренных», прописанных – еще больше. Но те, кому посчастливилось улучшить свою жилищную ситуацию, поселившись в других городах Подмосковья, или в самой Москве, выписываться из общежития не спешили. Логика владельцев «Флагмана» была проста: если в доме 7 фактически присутствует около 50 человек, а в доме 7а – около 140, то «уплотнять» нужно, переселяя полсотни к большему количеству. Юридически это проще, да и времени заняло бы меньше. Правда, закон не был на стороне рейдеров, но их это нисколько не смущало. Тем не менее, разъяренные жильцы справедливо указывали на то, что условия, в которые их решили «уплотнить» - не самые лучшие. А с их переездом они стали бы и вовсе невыносимыми. Представьте: одна душевая на все общежитие, и в него по вечерам будних дней выстраивается очередь из 200 жильцов!

Наткнувшись на сопротивление обитателей дома 7, дельцы зашли с другой стороны, и уже весной 2009 года приняли решение уплотнить, переселив корпус в доме 7а. Но и там их ждал самый решительный отпор.

Поначалу директор «Флагмана» Игорь Бородин действовал мягко, пытаясь увещевать жильцов. Проводились общие собрания, заслушивались стороны, приводились доводы «за» и «против». Но коллективная воля была непреклонна: хотите выселять, давайте квартиры. Менять «худое» на «худшее» люди отказывались наотрез.

Судебный риф для «Флагмана»

Когда терпение жильцов иссякло, в мае 2009 года в местный суд с требованием права на приватизацию своей жилплощади обратилась проживающая в общежитии Светлана Пашутина. В общей сложности она прошла через 7 судебных заседаний по разным инстанциям. Эта борьба затянулась на два года, но в итоге увенчалась успехом. Вдохновленные примером Светланы Михайловны, в суд потянулись и другие жильцы. В настоящий момент около 20 жильцов одержали победу таким образом. И для этого приходится сначала доказывать неправомерность включения корпусов общежития в фонд предприятия в 1993 году.

Перед тем, как обратиться в суд, Пашутина решила принять участие в коллективном разговоре с директором «Флагмана». Жильцы появились в его кабинете с письменно оформленными претензиями и с требованием дать разъяснения действиям рейдеров. Игорь Бородин, крепкий, здоровый мужчина немалого роста, набросился на Пашутину чуть не с кулаками и выставил «зачинщицу» из кабинета. С остальными он держался так же высокомерно и по-хамски.

Прокурор Озерского района Анатолий Дрок, к которому жильцы обратились за помощью против самоуправства Бородина, быстро показал, на чьей он стороне. Руфии Гижатдиновой, проживавшей в общежитии вместе с малолетней дочерью, в ответ на ее жалобу он заявил открытым текстом: «Ты останешься на улице вместе с ребенком».

Сами судебные тяжбы тянулись с переменным успехом для истцов. Суды местной инстанции, городские озёрские и районные, принимали решения попеременно в пользу жильцов или «Флагмана». Особенно показательны действия судьи Г. М. Силивановой. Будучи судьей в Озерске, она удовлетворила иск одного из жильцов общежития в полном объеме. Перебравшись немного позже в Московский областной суд, другому жильцу, выступавшему с аналогичными требованиями, отказала. Любопытно, с чем это связано? Неужели от служебного роста меняется взгляд на нормы права и толкование законов?

Жильцы защищаются как могут. Так, Пашутина предъявила суду свидетельство о государственной регистрации права на собственность предприятия в отношении общежития. Имеющиеся в документе расхождения с законом оказались очень неудобными для «Флагмана». Когда Светлана Михайловна попросила приобщить документ к делу, все пять представителей рейдерской организации, присутствовавшие в зале суда, вскочили, как ужаленные и принялись протестовать. Правда, тогда им это не очень помогло.

Еще одна инстанция, в которой связи рейдеров оказались сильны – Арбитражный суд Московской области. Он неоднократно выносил решения о правомерности сделки 1993 года. Сложилась любопытная ситуация: областной арбитраж штампует решения в пользу «Флагмана», а судьи областного суда это решение каждый раз признают недействительным.

Наконец, последним представителем закона, к которому обратились обитатели «общаги» был озерский омбудсмен. Представитель по правам человека в Озерском районе Лидия Косарева даже не удостоила их ответом. Но надо знать, что за человек супруг самой Косаревой! Дело в том, что рейдеры (а это далеко не только ООО «Флагман») выдвинули одного из своих партнеров, Сергея Козлова, на должность главы Озерского района. В марте 2009 года он, наобещав золотых гор, успешно занял вожделенную должность. Представителем Козлова на выборах в числе прочих был и Михаил Косарев, так же, как и Козлов, являвшийся на тот момент депутатом местного городского совета. Вскоре и супруга Косарева была назначена на нынешнюю должность. Разумеется, ей не с руки защищать жителей общежитий — ведь это означает идти против собственного мужа и его покровителей!

Теперь, помимо приватизации жилья, у всех собственников жилплощади бывших фабричных общаг есть еще одна мечта – перейти, наконец, к муниципалитету. Ведь владеть своими квадратными метрами в стенах, принадлежащих рейдерам, тоже не подарок судьбы.

Тактика измора

Неудачные для «Флагмана» суды не являются для рейдеров поводом для уныния. Пользуясь своим сомнительным правом собственника, они организовали в мятежных домах непригодные для проживания условия.

Первым делом, «Флагман» применил классический для всех рейдеров метод – лишение жильцов доступа к коммунальным услугам. Говоря проще, им периодически отключают горячую воду, иногда – вместе с холодной. На все жалобы в городскую администрацию чиновники лишь пожимают плечами: «Флагман» крепко держит их за уязвимые части городского тела, ведь во владении рейдеров оказались также очистные сооружения города, которые они, как и общежитие, приобрели «прицепом» к разорившейся текстильной фирме.

Сами отключения порой длятся по полгода, как это было в 2011 году. Примечательно, что вентеля перекрывает не сам «Флагман», а городские коммунальщики, которым общежитие, оказывается, задолжало круглую (семизначную) сумму. То же самое относится и к периодическим отключениям электричества. К щитку приходят вовсе не работники «Флагмана», а местные энергетики. Причина та же – неподъемные долги.

Именно так – через долги – рейдеры «разбираются» со ставшими лишними жильцами общежития. Сами жильцы платят, за редким исключением, исправно. И платят немалые суммы. Например, если человек прописан в комнате в единственном лице, то с него взимается 2000 рублей. Для семейных пар, особенно с детьми, эта сумма возрастает почти до 6000 рублей. Производится неслыханное надувательство, поскольку никто в Озёрске, даже из владеющих собственными квартирами, в глаза не видел таких расценок. При этом «Флагман» в своих платежках не детализирует счет, ограничиваясь указанием общей суммы, которую должны внести за проживание жильцы.

Жильцы, которым все же удалось получить на руки детализированные счета, были поражены. Оказывается, они оплачивают ремонт и уборку помещений, которые проводят самостоятельно. И это еще не все. Если вдруг кого-то из жильцов посетит светлая мысль подлатать протекающую крышу (а крыши текут нещадно) или оштукатурить стену, то он будет иметь дело с разгневанной администрацией. Поставленный от «Флагмана» управляющий общежитиями, как истинный феодал требует согласования с ним каждого шага со стороны несчастных обитателей общежития. Дошло до того, что на его имя, в ООО «Флагман» необходимо писать просьбу о разрешении провести антенну, переставить стиральную машину в санузле и т. д.

Жизнь как в аду

«Мы живем, как в аду», - говорят жильцы. И понять их можно. Ведь, подходя к делу выживания законных собственников творчески, администрация «Флагмана» приняла решение о вселении в ряд пустующих комнат «гостей с юга».

Уже неоднократно жильцы вызывали полицию по поводу сексуальных домогательств заезжих кавказцев до проживающих здесь малолетних детей. С появлением несколько месяцев назад в общежитии шумной разноязыкой толпы смуглых иммигрантов стали закрывать все двери на замок. Обкуренным «гостям» ничего не стоит войти в душевую, когда там моются женщины. Из-за их многочисленных посетителей общежитие превратилось в проходной двор.

Но настоящие проблемы начались, когда «собственник» стал сдавать помещения общежития в аренду. Перемычка, соединявшая оба корпуса, была превращена в торговый центр, нашпигованный все теми же «гостями с юга». Им же отдали часть площадей под обувную мастерскую. С торца одного из корпусов приютилась аптека, и это – только начало процесса. Вышедший недавно из следственного изолятора, где он находился три года по делу о взятке и незаконной продаже детского летнего лагеря, Козлов вошел во вкус и подписывает руками генерального директора «Флагмана» один договор аренды за другим.

В результате такой щедрости уплотнять теперь приходится уже и самих гастарбайтеров, их зачастую поселяют в комнаты, жильцы которых временно отсутствуют (хотя имеют на руках ордер и прописаны именно там). Взламываются двери, врезается новый замок, и шумные кавказцы «осваивают» очередную жилплощадь. Но и этого мало: совсем недавно с подачи Козлова начали осваивать еще один очень прибыльный бизнес – прописку в «резиновую комнату». При такой афере на каждом квадратном метре комнаты оказывается зарегистрировано по нескольку гастарбайтеров.

Жильцы во все эти схемы, конечно, не вписываются, и намеков не понимают. Поэтому к ним зачастую применяются меры, близкие к карательным. Введен строгий пропускной режим. Часто «на огонек» в общежитие заглядывает представитель «Флагмана», некая Любовь Гавриловна в сопровождении местных кикбоксеров, которым за их «услуги» просто приплачивают, а иногда даже вручают специально для таких рейдов и пистолеты. Иногда она со своими «мальчиками» буквально врывается в жилые комнаты, не делая исключений даже для семейных жильцов с маленькими детьми. Ее единственное требование – показать ордер и документ, подтверждающий право собственности на помещение. Иногда, впрочем, запугивают жильцов по телефону. Обещают одно: выбросить людей на улицу, а детей оформить в интернаты и детдома области.

Пока ситуация вокруг общежития повисла в неопределенности. Противоречивые судебные решения, нахрапистая коммерциализация, заселение гастарбайтерами – все говорит о том, что главный бой впереди. Мы продолжаем следить за развитием событий.

Борис Огородников