Все статьи раздела

Коррупция
03.11.2012

Распилы квот СО2 нанесли ущерб в €100 млн украинской экономике

Распилы квот СО2 нанесли ущерб в €100 млн украинской экономике
  • forbes.ua

    Владислав Якубовский. Фото dovidka.com.ua
"Откаты с дыма" делят Якубовский, Бортник, Поволоцкий и Варга под крышей нардепа Яценко
Расследование: как чиновники переделили украинский рынок углеродных квот. Единственный быстрый путь к покупке квот – через брокеров, приближенных к Госагентству экологических инвестиций.

В просторном офисе нидерландской компании Global Carbon, что возле Андреевского спуска в Киеве, – светло и пусто. Часть кабинетов за последние месяцы сданы в субаренду, часть – просто не заняты. Из 18 сотрудников когда-то крупной по меркам этого рынка компании осталось лишь девять, да и те – в процессе ухода.

Global Carbon считает убытки. 20 млн евро – столько, по данным посольства США, потеряла некогда прибыльная компания в Украине за текущий год. Из-за действий Государственного агентства экологических инвестиций, регулирующего рынок, на котором работает Global Carbon, она уже год не может реализовывать большинство своих проектов. «Хлеб» компании – консультации предприятий по снижению выбросов парниковых газов и продажа высвободившихся единиц сокращения выбросов (ЕСВ) в рамках механизмов Киотского протокола.

Таких пострадавших – десятки. Forbes.ua уже писал о ситуации, сложившейся с торговлей углеродными квотами в Украине. Для некоторых она – основной источник дохода, для большинства остальных – способ вернуть часть инвестиций, вложенных в модернизацию производства. Но с начала 2012 г. ни тем, ни другим не удается работать с профильным Госагентством. Оно заморозило многим компаниям выдачу ЕСВ, которые бизнес может продать за живые деньги иностранным партнерам. Потери компаний с начала года составляют уже больше 100 млн евро.

Компании подозревают, что тем самым Госагенство подталкивает их к работе с приближенными к власти посредниками. Forbes.ua выяснил, кто стоит за попыткой «снять сливки» с рынка углеродных единиц в Украине.

Туда не ходи, сюда ходи 

«Когда мы поставили вопрос, почему нам уже много месяцев не выдают единицы сокращения выбросов, ответ Госагентства был простой: мы работаем с «неправильным» брокером», – осторожно говорит представитель одной из компаний, пострадавших от ситуации с выдачей ЕСВ. Стоимость услуг «правильных» брокеров (то есть посредников в общении с Госагентством) составляла от 30% до 50% выручки от продажи ЕСВ.

Такие предложения на рынке углеродных квот – давно не новость. Еще летом 2011 г. Сергей Орленко, тогда – глава Госагентства, увещевал: если кто-то предлагает «платные услуги» для помощи в работе с Агентством, в переговоры с ним ни в коем случае не вступать. «На рынке углеродных единиц, к сожалению, существуют никак и никем не уполномоченные и нечестные посредники», – говорилось в его письме участникам рынка.

Но в октябре 2011 г. Орленко ушел, а в декабре пришла новая команда – под руководством Владислава Якубовского. И как бы зачеркнула в письме все «не».

Продавцы ЕСВ редко работают напрямую с иностранными покупателями. Обычно квоты продаются через международных брокеров. Но с начала года многие крупные брокеры столкнулись с проблемами в Украине. «По ряду проектов, с которыми работаем мы, есть та же проблема, что и у всех сейчас на рынке – не возможно получить какие-либо подвижки со стороны Госагентства в вопросе единиц сокращения выбросов», – говорит Евгений Гроза, директор украинского офиса компании Green Stream.

Чтобы понять, кто из брокеров – «правильный», а кто – нет, достаточно посмотреть на статистику выданных в 2012 г. ЕСВ. 86% всех единиц попало в руки клиентов четырех компаний: швейцарских Vema S.A. и CEP Carbon Emissions Partners S.A., а также малоизвестных в Украине и вне ее латвийской Vidzeme Eko и британской Ohana LLP (данные на 7 сентября; более свежих нет, поскольку после сентябрьской публикации Forbes.ua Госагентство перестало обновлять информацию о выдаче ЕСВ).

У замглавы Госагентства Ивана Варги – свое объяснение этой статистики. «Вам, наверное, нажаловалась компания Global Carbon, – предполагает он. – Я вам говорю: они готовят очень некачественные документы. Мы с ними уже три года разбираемся, показываем им на ошибки. Они исправляются на два-три месяца, а потом опять начинается то же самое». На вопрос, значит ли это, что, к примеру, Vidzeme Eko или Ohana LLP всегда хорошо готовят документы, Варга отвечает утвердительно.

По странному стечению обстоятельств, все крупнейшие компании Украины, включая ISTILL, ДТЭК, Arcelor Mittal, являются клиентами именно Global Carbon, в то время как у Vema S.A. клиенты, главным образом, облгазы, а у Vidzeme Eko и Ohana LLP – владельцы отвалов угольных шахт. По данным Forbes.ua, проблемы есть у большинства крупнейших компаний, продающих единицы сокращения выбросов и работающих с «неправильными» брокерами. Просто они пока пытаются урегулировать проблемы «тихо», не вступая в конфликт с Нацагентством.

Как стать «правильным» 

О двух из четырех брокеров, у которых нет проблем с Госагентством – Vema S.A. и CEP Carbon Emissions Partners S.A., – Forbes.ua уже писал. Они связаны с выходцем из Донецка Валентином Бортником.

Клиенты компании Vidzeme Eko за год смогли получить 12 млн ЕСВ – 24,5% от общего объема, выданного в Украине. Но, согласно ежегодному отчету компании за 2009 год (последний, опубликованный на сайте компании), в ней работал всего один человек – Маркус Вильсонс, ее основатель, а у компании не было филиалов и представительств за рубежом.

Спустя три года Vidzeme Eko стала одним из самых успешных участников углеродного рынка в Украине. И, хотя согласно текущим данным латвийских реестров, Маркус Вильсонс – по-прежнему единственный работник фирмы, Vidzeme Eko удается сотрудничать с украинскими госорганами не только по проектам сокращения выбросов. В январе текущего года она смогла выиграть два тендера на 2,9 млн грн. у дочки НАК «Нафтогаз» – компании «Укргаздобыча». Конкурентом латвийцев в этом конкурсе была компания «Научно-исследовательский центр КТФ», о которой больше нет упоминаний в интернете. Интересы центра представлял Сергей Тимофеев. Человек, который в некоторых сделках по ЕСВ представляет интересы той же самой Vidzeme Eko.

Послужной список второй компании, Ohana – формально гораздо солиднее. По данным британских реестров, компания создана еще в 2003 г. Ее директор – австриец Томас Винкленер, в прошлом возглавлял отдел торговли парниковыми газами в Centrica, одной из крупнейших энергетических компаний, работающих в Великобритании и Северной Америке.

Но на мировом рынке о ней, как и о Vidzeme Eko, до нынешнего года не знали. «Я впервые услышал о них лишь в апреле нынешнего года», – говорит Леннард де Клерк, глава конкурирующей Global Carbon, по совместительству – председатель JI Action Group, международной неправительственной организации, которая следит за реализацией положений Киотского протокола по всему миру.

Расцвет деятельности Ohana в Украине пришелся на нынешний год – когда большинство других брокеров оказались связанны по рукам и ногам действиями Агентства. Правда, узнать что-либо о компании еще сложнее, чем о Vidzeme Eko. Томас Винкленер отказывается говорить о своих клиентах и масштабах работы в нашей стране, ссылаясь на коммерческую тайну. Официального представителя Ohana в Украине, говорит Винкленер, также нет; с руководством Нацагентства он не общается.

Собеседники Forbes.ua говорят, что общение Ohana с Нацагентством действительно происходит не через Винкленера, а через двух выходцев из Азербайджана, Таира Мусаева и Канана Хаджизада. Именно к ним отсылают в Агентстве в ответ на вопрос, как можно разблокировать выдачу ЕСВ. «Нам посоветовали поговорить с одним молодым азербайджанским парнем. Сказали, он нам поможет», – сообщил собеседник в одной из крупнейших украинских компаний.

Иван Варга оспаривает это утверждение: «Я ни с кем, кроме своих сотрудников, не общаюсь, и никому ничего не предлагаю. Я не могу заставить Завод им. Малышева продавать единицы кому-то другому, я не имею на это никакого права».

Тогда знает ли Мусаева и Хаджизаду Винкленер? «Мы работали с ними раньше в одной компании, международной компании Carbon Resource Management Ltd., сейчас общаемся, у меня много партнеров по миру, но большего я вам сказать не могу», – говорит глава Ohana.

Канан Хаджизада говорит, что все еще работает в Carbon Resource Management Ltd., а Таир Мусаев – в украинской консалтинговой компании Carbon Capital Services LTD. Но в центральном офисе Carbon Resource Management Ltd. в Цюрихе сказали, что Хаджизада в этой компании уже не работает. Зачем ему скрывать свое нынешнее место работы?

«Насколько мне известно, эти двое молодых людей решили создать в Украине свою компанию и разрабатывать проекты совместного инвестирования самостоятельно, а затем обратились за помощью к Ohana», – говорит Леннард де Клерк. Похоже на то: согласно данным Американской торговой палаты, Хаджизада является главой Carbon Capital Services LTD. И в прошлом году эта компания в качестве партнера входила в Ohana LLP. В Украине офис Carbon Capital Services зарегистрирован на тот же адрес, что и Carbon Resource Management LTD., в которой работали все трое: по ул. Шелковичной, 42-44, 15 этаж.

Вдвоем Carbon Capital Services и Ohana смогли, к примеру, обеспечить, что один из самых крупных в нынешнем году выводов ЕСВ – на 5,1 млн – был сделан на счет зарегистрированного в Луганске малого частного предприятия «Славутич». Продав их, компания с уставным фондом 0 грн. получила около 10 млн евро. 
 
Методы заработка 

В работе этих компаний интересно не только то, сколько проектов они смогли провести через Госагентство в трудные для других времена. Любопытны масштабы этих проектов и то, с какой скоростью они дошли до этапа, когда можно получить живые деньги от продажи ЕСВ.

Среди основных клиентов Ohana и Vidzeme Eko – компании, которые занимаются разбором отвалов украинских шахт. Если обычно с момента регистрации проекта до выдачи ЕСВ проходит по меньшей мере полгода, то у них все получилось за недели. К примеру, четыре проекта клиентов Vidzeme Eko – все связанные с шахтными отвалами – были зарегистрированы 24 июля нынешнего года, а 30 августа уже смогли получить 6,4 млн ЕСВ. Проект «Славутича» был зарегистрирован 10 июля, 30 августа – уже получил свои ЕСВ. У Ивана Варги это не вызывает никаких вопросов.

Масштабы этих проектов настолько велики, что многие не верят в их реалистичность. Только по 12 проектам разбора природных отвалов на различных шахтах общее сокращение выбросов составляет около 25 млн тонн СО2. «Это значит, что за 2008-2012 годы из этих отвалов должно было быть добыто около 5 млн тонн высококачественного угля примерно на 3 млрд грн.», – поясняет один из участников рынка.

Чтобы обеспечить такую добычу угля из отвалов, нужны масштабные инвестиции. Скажем, сейчас угольная компания Sadovaya Group готовит к запуску первый из четырех заводов по переработке и обогащению отходов добычи угля общей стоимостью $48 млн. $36 млн из них дает ЕБРР. Но, по оценке экспертов, суммарное сокращение выбросов, которого позволит достичь эта инвестиция, будет составлять «всего» около 3 млн ЕСВ.

В компании «Энергомашспецсталь» также говорят о том, что любые сокращения требуют значительных инвестиций – пусть эффект от них и не одинаков. «Мы вложили 5 млн евро в строительство новой печи, а сокращений выбросов в итоге получили мало. А инвестировав по 1,6 млн евро в реконструкцию 18 термических печей, сможем сократить выбросы на 320 000-340 000 ЕСВ в год», – отмечает Людмила Ильященко, финансовый директор этого предприятия. Чтобы получить 6,4 млн ЕСВ, владельцы четырех шахтных отвалов должны были вложить уж точно не меньшую сумму.

Сколько составляют инвестиции в природные отвалы на тех же 12 шахтах, о которых шла речь выше? Ни Виктор Ткаченко, официальный представитель Vidzeme Eko, ни Томас Винкленер не смогли или не захотели назвать каких-либо цифр. В одной из немногих компаний, их клиентов, с которыми удалось связаться – «Торговий Дім «Металпром», реализующей проект по разбору природного отвала на Шахте «Лесная», – также не смогли рассказать этого, сославшись на отсутствие руководителя в Украине.

«Многие из этих новых проектов связаны с метаном, и возникают вопросы о надежности этих проектов», – резюмирует общий скепсис отчет JI Action Group, презентованный в конце сентября Рамочному комитету ООН по изменениям климата. 
 
«Добро» сверху 

Почему четырем «правильным» брокерам дышится так легко? Может быть, у них имеется хорошее «прикрытие» сверху? В ответ на этот вопрос многие собеседники «кивают» на еще одного молодого участника рынка торговли углеродными квотами.

Одновременно с приходом в декабре 2011 г. в Госагентство экологических инвестиций нового руководителя Владислава Якубовского там появились еще несколько новых лиц. Например, Олег Поволоцкий. Он короткое время занимал пост советника Якубовского, а затем стал директором входящего в орбиту Госагентства «Национального центра учета выбросов парниковых газов».

В резюме Олега Поволоцкого нет экологических проектов, но есть работа на должности главы Госпотребстандарта в 2010 г. и руководство ООО «Оператор электронной отчетности». Согласно расследованию Украинской правды, в 2009 г. эта компания поучаствовала в скандальной схеме в налоговой сфере. Тогда налоговики пытались заставить бизнесменов платить этой компании за сдачу отчетов в электронном виде. После увольнения из Госпотребстандарта в августе 2010 г. Поволоцкий на некоторое время пропал из виду, чтобы в конце 2011 г. вынырнуть уже в сфере экологических инвестиций.

Что заставило Поволоцкого так резко сменить профиль деятельности? Согласно данным прессы, он дружен с автором «тендерного комитета» и монополизации рынка оценочной деятельности, депутатом Антоном Яценко. Человеком, который пытается заработать на любом рынке, попадающемся ему на глаза.

Связаться с Поволоцким Forbes.ua не удалось: он не отвечал на звонки и письма.

Еще 2 октября посол США в Украине Джон Теффт направил президенту Виктору Януковичу, вице-премьеру Валерию Хорошковскому письмо с настоятельной просьбой разобраться в ситуации. «Международные и украинские трейдеры обвиняют Национальное агентство в серьезной коррупции….Мы разочарованы тем, что слышим от продавцов углеродных квот постоянные требования взяток и откатов, несмотря на международное вмешательство… Я призываю вас обеспечить условия, чтобы с этого момента инвесторы могли соревноваться на честном и прозрачном углеродном рынке», – говорится в письме. Ответ до сих пор не последовал.

«Это письмо касалось не всех компаний, а только проблем Global Carbon», – парирует Иван Варга из Нацагентства. Но такое упрямое непризнание проблем и молчание со стороны высших лиц государства может привести уже не только к репутационным издержкам.

Раз управу на украинских чиновников не могут найти в Украине, компании уже начали искать ее за рубежом, предупреждает Теффт. Согласно его письму, ряд компаний уже инициировал судебные иски против Украины в зарубежных судах. Вопрос вскоре может быть поднят и в конгрессе США. «Это может иметь плохие последствия для будущей инвестиционной и иностранной помощи Украине», – говорится в письме посла. 

Дарья Марчак

**** 

Расследование: Кто в Украине зарабатывает на CO2? 

Из-за действий Агентства экологических инвестиций украинский бизнес с начала года потерял уже больше €100 млн.

В марте нынешнего года компания «Донецксталь-металлургический завод» стала готовиться к закрытию на своем заводе всех мартеновских печей и масштабной модернизации. Закончить ее планировалось к октябрю. Сроки зависели от возможностей финансирования, и компания возлагала надежды на доход от продажи квот на выброс парниковых газов. Одна тонна Единиц сокращения выбросов (ЕСВ), которыми измеряются парниковые квоты, в марте стоила €5. Значит, только на продаже 1,37 млн т ЕСВ, сэкономленных на модернизации, «Донецксталь» могла заработать €6,85 млн.

Но провести модернизацию в запланированный срок компании не удастся. В течение восьми месяцев продать свои ЕСВ «Донецксталь» не могла – но не из-за отсутствия покупателей, а из-за того, что «добро» на это не давало Государственное агентство экологических инвестиций.

Рынок углеродных квот появился в результате вступления в силу в 2005 г. Киотского протокола, по которому ряд индустриальных стран обязались снижать вредные выбросы в атмосферу. Правительства продают предприятиям квоты на загрязнение, и те решают для себя, продолжать их покупать или снижать уровни выбросов. Но с начала года Агентство экологических инвестиций, по сути, заморозило в Украине рынок квот – не принимает к регистрации новые проекты и не выдает заработанные компаниями ЕСВ, которые те могли бы продать международным клиентам за живые деньги.

Компаний, ЕСВ которых оказались заблокированы Агентством, в Украине уже десятки. Причина, по мнению пострадавших, в желании чиновников агентства «получить процент» с рынка объемом €790 млн с помощью доверенных компаний. И действительно, при посредничестве нескольких недавно появившихся на рынке компаний получить и продать ЕСВ намного легче. 
 
Шестеренки заело 

Процесс получения денег от продажи ЕСВ в Украине никогда нельзя было назвать быстрым. С момента регистрации проекта и до получения ЕСВ в хорошие времена, по словам независимого эксперта Тараса Бебешко, могло пройти до полутора лет. Но при этом сроки каждого из этапов процесса были строго регламентированы. Согласно постановлению Кабинета Министров Украины №206 от 2006 года, на одобрение проекта у Госагентства был один месяц (если к заявке не возникало замечаний), на выдачу письма поддержки – еще один.

Но с начала 2012 года даже этот громоздкий механизм практически не работает. «Сначала, когда в январе начались задержки с выдачей компаниям писем поддержки и выпуска ЕСВ, никто особо не волновался, ведь все списывали это на процессы реорганизации внутри Госагентства – накануне его возглавил новый руководитель», – говорит Ольга Виногородская, директор по финансированию инновационных проектов «Донецкстали». Но затем, по ее словам, со стороны Госагентства начались придирки и проволочки, с какими компания раньше не сталкивалась. С января по июль у всех компаний, входящих в Группу Донецксталь, в подвешенном состоянии находились проекты суммарным объемом 1,85 млн ЕСВ. Но проблема – далеко не единична.

На разной стадии реализации в Украине – от проектной документации до выдачи ЕСВ – сегодня находятся проекты общим объемом в 346,3 млн ЕСВ (данные на 25 июля). Формально Госагентство за восемь месяцев выдало рынку даже больше своей годовой нормы – 49,6 млн ЕСВ в рамках 57 проектов. Но без проблем Агентство «отпускает» ЕСВ только государственным предприятиям (облгазам и облэнерго), и приближенным к власти владельцам обогатительных фабрик. Крупным частным инвесторам получать единицы практически не удается. 

 

«Пока срок рассмотрения документации по нашим проектам незначительно превышает установленные текущим законодательством сроки. Но Госагентство не предоставило разъяснений о причинах превышения сроков», – говорит, к примеру, Андрей Фаворов, директор по коммерческой деятельности ДТЭК.

Проблема назрела настолько, что 18 июля представители десятка крупных украинских компаний собрались на специальное заседание участников углеродного рынка, чтобы составить совместный план действий для решения вопроса. Согласно протоколу заседания (есть в распоряжении Forbes.ua), среди пострадавших – компании ДТЭК, ТНК-BP, АрселорМиттал Кривой Рог, ISTILL, Global Carbon и т.д.. В большинстве компаний предпочитают не давать официальных комментариев по этой проблеме, но не под диктофон охотно объясняют, каковы ее масштабы.

Подачка рынку

В чем проблема простоя? В том, что из-за него компании не могут потратить на реализацию «зеленых» проектов, деньги, которые, казалось бы, уже у них в кармане. По состоянию на 4 сентября стоимость одной тонны ЕСВ составляла €2,46. Это значит, что госагентством заблокированы контракты общим объемом почти €780 млн.

А главное, в том, что каждый месяц «простоя» оборачивается для компаний дополнительными потерями суммарным объемом в десятки миллионов евро. С начала года цена ЕСВ на бирже значительно снизилась: еще в марте она составляла в среднем €4,4 за тонну. «Вот и считайте, какие потери только из-за задержки в выдаче ЕСВ несет клиент, когда на продажу выставляются миллионы тонн», – говорит руководитель Фонда экологических целевых инвестиций (занимается сопровождением проектов по торговле ЕСВ) Алексей Хабатюк. Та же «Донецксталь» потеряла из-за падения цены около €2 млн, говорит Виногородская.

Правда, по словам Хабатюка, у ряда компаний были заключены долгосрочные контракты на поставку с фиксированными ценами на уровне €7-€9 за тонну ЕСВ. Но задержка со стороны Госагентства создает проблемы и с этими контрактами. Наличие таких проблем признает Фаворов из ДТЭК, а Хабатюк говорит, что из-за несоблюдения сроков поставки ЕСВ, некоторые компании даже были вынуждены объявить по долгосрочным контрактам дефолт. В результате компании потеряли по €5-€7 на тонне ЕСВ.

По данным протокола июльского заседания, суммарные потери украинских компаний от заморозки рынка квот уже на тот момент составляли больше €100 млн.

После обращения Forbes.ua за разъяснениями к Государственному агентству экологических инвестиций в конце июля, оно сообщило о том, что разблокировало выдачу 6 млн ЕСВ по десяти проектам. Среди получателей – компании, проекты которых «висели» на рассмотрении больше 7 месяцев: «Энергомашспецсталь», «Донецксталь», «Югцемент», «Монолит-Украина», «Ивано-Франковскцемент» и «Райз-Максимко».

Но, несмотря на формальное «разблокирование» процесса, участники рынка отнеслись к нему скептически. «Это всего лишь попытка «выбить» из их рук аргументы на случай, если мы захотим предпринять активные действия», – говорил тогда один из собеседников Forbes.ua. Так и вышло: с 25 июля и по сегодняшний день Госагенство вновь застопорило любую работу с частным бизнесом. Участники рынка подтверждают, что проблема продолжает стоять на повестке дня для каждого из них.

Новая метла 

«Начало проблеме положили, наверное, яростные публикации в СМИ в октябре прошлого года», – осторожно говорит представитель одной из украинских компаний, торгующих квотами. Тогда представители подразделения Рамочной конвенции ООН по вопросам изменения климата (РКИК) ООН «отключили» Украину от системы международной торговли парниковыми квотами за систематические нарушения требований конвенции. Пресса подняла много шума вокруг того, что из-за этой ошибки Украина может потерять сотни миллионов евро. «Очевидно, эти фразы о потенциальных заработках и обратили внимание определенных людей на данную сферу», – говорит собеседник Forbes.ua.

Через неделю после «отключения» глава Госагентства экологических инвестиций Сергей Орленко был уволен. Следующие два месяца ему не могли подобрать преемника. Новый руководитель, Владислав Якубовский, появился у агентства лишь в декабре. И выдача квот почти сразу прекратилась.

Якубовский и его первый зам Иван Варга не стали общаться с Forbes.ua напрямую, перенаправив на пресс-службу. Согласно ее объяснению, основная причина проблем – в том, что в нынешнем году значительно выросло число документов, которые подаются на рассмотрение в Госагентство, при этом их качество стало гораздо хуже. «Много документов приходится возвращать на доработку», – говорится в официальном ответе Агентства. Но в компаниях говорят, что никакие документы им не возвращаются и никаких замечаний агентство не делает. «Мы несколько раз обращались к Госагентству за разъяснением ситуации по поводу блокирования проектов нескольких наших клиентов, но официального ответа ни разу не получили», – говорит Хабатюк. 
 
В объятия «правильных» посредников 

Пострадавшие от заморозки рынка считают, что чиновники пытаются подтолкнуть их к сотрудничеству с конкретными посредническими компаниями.

Дело в том, что продавцы ЕСВ редко работают напрямую с иностранными покупателями. Обычно квоты продаются через международных брокеров. «Они хорошо знают рынок, постоянно мониторят его, и поэтому часто выступают посредниками», – объясняет Ольга Виногородская из «Донецкстали». В число таких брокеров входят, к примеру, нидерландская Global Carbon или испанская Endesa Carbono.

С конца 2011 г. работать с Госагентством у той же Global Carbon, которая сопровождает сделки с «Энергомашспецсталью» или «Донецксталью», практически не получается – с января по конец июля она не смогла получить ЕСВ ни по одному из проектов, а подвижки по нескольким проектам, которые произошли с тех пор, стали следствием активного вмешательства в проблему посольства Нидерландов.

Зато три четверти из выданных в 2012 году ЕСВ смогли оформить компании, работающие всего с тремя малоизвестными рынку компаниями: британской Ohana LLP, латвийской Vidzeme Eko, и швейцарским брокером VEMA S.A. Четвертую по величине порцию квот получила CEP Carbon Emissions Partners S.A.Облгазы, облэнерго, обогатительные фабрики – клиенты именно этих компаний.

Работать этим компаниям настолько легко, что за последние восемь месяцев они смогли получить единицы выбросов даже по тем проектам, которые были зарегистрированы только в апреле-июле 2012 года – то есть при других обстоятельствах могли выйти на этап получения ЕСВ лишь через год-полтора. К примеру, «зеленые» проекты двух обогатительных фабрик – Московской и Никитовской – были зарегистрированы лишь 24 июля, а уже 30 августа получили первые ЕСВ. Невиданная для рынка скорость.

Forbes.ua удалось узнать, что две из четырех компаний – VEMA S.A. и CEP Carbon Emissions Partners S.A. – зарегистрированы на один юридический адрес в Швейцарии, и возглавляет их один и тот же человек – некто Фабиан Нодель. Причем в обеих компаниях он, очевидно, выполняет лишь номинальную роль. Официальный собственник VEMA S.A., согласно информации о компании в швейцарском реестре, – житель Греции Валентин Бортник. На запросы Forbes.ua на своей странице в Linked.In и на корпоративную почту Бортник на момент публикации статьи не ответил.



Впрочем, как удалось узнать Forbes.ua, сам Бортник – выходец из Украины, и хотя живет он сейчас за рубежом (согласно информации Linked.In – в Греции, по данным Forbes.ua – в Великобритании), с его родной Донецкой областью у него по-прежнему много общего. Так, в 2010 году Валентин Бортник числился директором донецкого ООО «Интербис Лтд», и, по информации Forbes.ua, тесно связан с другой компанией с идентичным названием (ООО «Интербис»), одним из основателей которой является Владимир Вечерко – зять Ефима Звягильского.

Где корни двух других игроков – Ohana LLP и Vidzeme Eko – пока узнать не удалось. Но, по словам участников рынка, они также тесно связаны с выходцами из Украины.

Госагентство отказывается признать успехи этих фирм чем-либо, кроме простой случайности. Но, по словам одного из участников рынка, за решение проблем с Госагентством эти компании просят «благодарность» в размере 30% от стоимости полученных ЕСВ.

Времени для решения проблемы осталось мало. Уже с января 2013 года продавать ЕСВ на международном рынке украинским компаниям станет намного сложнее, а цены на них еще сильнее упадут. «Основной рынок для продажи украинских единиц выбросов – это ЕС. Но с 1 января в ЕС начинает действовать директива, запрещающая покупать ЕСВ у «внешних», не входящих в Евросоюз, стран», – объясняет Хабатюк.

В результате украинские компании могут остаться без дополнительных инвестиций в переоборудование производства за счет Киотского Протокола. Не говоря уже о том, что конфликт может окончательно подорвать репутацию Украины – ведь речь идет о массовом невыполнении украинским бизнесом контрактов с зарубежными покупателями по вине правительства Украины.

Дарья Марчак

Источник: forbes.ua, 07.09.2012