Спецслужбы
10.02.2010

Судья Гарсон слил в прессу переговоры замглавы ФСКН Николая Аулова с криминальным авторитетом Геннадием Петровым

Судья Гарсон слил в прессу переговоры замглавы ФСКН Николая Аулова с криминальным авторитетом Геннадием Петровым
... и тем самым поставил крест на оперативной разработке "малышевской" ОПГ в России
Национальная судебная палата Испании постановила освободить из тюрьмы под залог авторитетных питерских бизнесменов Александра Малышева, Геннадия Петрова и Леонида Христофорова. Господин Петров тихо вернулся в свою шикарную виллу на острове Мальорка, где теперь до суда должен регулярно отмечаться в комиссариате.

Решение изрядно подорвало репутацию главного борца с «русской мафией» судьи Бальтазара Гарсона. Полтора года назад в материале «Замужем за мафией» («Наша Версия на Неве», №31, 2008) мы предупреждали, что дело взятых тогда «малышевских» удастся довести до конца только при аресте всех основных лидеров группировки и поддержке испанских правоохранителей российскими коллегами. Ни одно из этих условий не было соблюдено.

Оперативная разработка испанцами членов предполагаемой ОПГ началась не позднее 1997 года, уже тогда им были известны имена и основные биографии прибывших из России авторитетов. Накануне арестов привлекли немалые силы: только на разбор телефонных переговоров Геннадия Петрова бросили целую бригаду. Однако когда дело дошло до массовых задержаний, двух главных сподвижников Петрова – Виктора Гавриленкова и экс-совладельца банка «Россия» Сергея Кузьмина взять не удалось. Полиции пришлось удовлетвориться их жёнами. Любящие и очень много знавшие о шефе супруги остались на свободе и смогли заняться спасением как боевых подруг, так и товарищей по бизнесу. Ушёл и проходивший по материалам прослушек российский портовый магнат Илья Трабер («Антиквар»), на которого у полиции имелось весьма подробное досье.

Вторая ошибка Гарсона оказалась ещё серьёзнее. Испанского судью сгубили неудовлетворённые амбиции. После неудачных попыток отправить за решётку итальянского премьера Сильвио Берлускони и бывшего чилийского диктатора Аугусто Пиночета сеньор Балтазар решил распутать петровско-малышевские связи на их исторической родине .

Слив в прессу телефонные переговоры фигурантов с начальником Главного управления МВД России по Центральному федеральному округу Николаем Ауловым (сейчас замдиректора Госнарконтроля), Гарсон пошёл на конфликт с высокими чинами МВД и Следственного комитета при Генпрокуратуре. Имея обширные связи с арестованными авторитетами, эти люди почувствовали угрозу и могли заблокировать сотрудничество с испанцами. Единственным успехом Гарсона стала вынужденная отставка близкого к Петрову заместителя председателя Следственного комитета Игоря Соболевского, но и против этого непримиримого борца с коррупцией даже не было возбуждено уголовное дело.

Не меньший урон следствию нанесла попытка привлечь к ответственности влиятельнейшего председателя Комитета по финансовому рынку Государственной Думы Владислава Резника – старого партнёра обвиняемых по «России», «Петербургской топливной компании» и другим фирмам. Если намёки на переговоры Аулова напугали милицейских генералов, то с помпой организованный обыск виллы Резника на Мальорке, купленной у Петрова, настроил против испанской юстиции влиятельных московских политиков.

Оказавшись загнанными в угол, элитные друзья обвиняемых лишились возможности по-тихому их сдать. В итоге никакой реальной помощи из России господин Гарсон не получил, а без неё он оказался бессилен. Доказать преступное происхождение денег, в отмывании которых обвиняли авторитетов, могли только их земляки. Более того: каждый, кто читал оригинальные материалы прослушек Петрова, Малышева, Трабера, Резника и комментарии испанских правоохранителей к ним, знает, что испанцы значительную часть смысла текста просто не понимали. Отсюда и многочисленные нелепые высказывания, и самоуве-ренность следствия, маскирующая слабость доказательной базы.

Лихорадочные попытки сеньора Бальтазара исправить ситуацию в ходе планируемого визита в Москву вряд ли к чему-то приведут. Но и Петрова с Малышевым нельзя считать победителями. От репутации бывших мафиози, которым наглухо закрыт путь в круги респектабельных миллиардеров Евросоюза, им уже не отмыться никогда.

Прасковья Пшеничная
 

****

 

 

 

Малыш и Гарсон

 

Национальная судебная палата Испании объявила об освобождении под залог троих россиян, подозреваемых в отмывании денег, финансовых махинациях, неуплате налогов и организации преступного сообщества. Сумма залога — 1,4 млн евро. Из них ровно 500 тысяч должен внести Александр Малышев, он же — Алехандро Лагнас Гонсалес, он же — основатель так называемой малышевской группировки, контролировавшей в свое время почти половину Петербурга

 

За решетку в южной стране наши соотечественники попали в пятницу, 13 июня 2008 года, после того как испанская полиция вместе с приданными подразделениями национальной гвардии провела полномасштабную войсковую операцию. По официальным данным, в ней участвовало более 400 человек, которые охотились в курортных Пальма-де-Майорке, Малаге, Аликанте и Марбелье за группой лиц российского происхождения. Под стражу были взяты 15 человек в Испании и один (силами спецотряда следственного подразделения испанской прокуратуры) в Берлине. Европейские СМИ писали тогда о триумфальном завершении продолжавшейся несколько лет операции под кодовым названием "Тройка", главной целью которой была "русская мафия в Европе".

 

— Я могу сказать, что помимо Генеральной прокуратуры Испании работу вели сотрудники еще пяти департаментов полиции, таможенной службы и Центрального банка, — заявил тогда "Огоньку" Хосе Каррау, один из ведущих следователей по делу. — Мы располагаем большим количеством финансовых документов, записаны несколько сотен часов телефонных переговоров. Всего выписано 25 ордеров на арест. Некоторые из подозреваемых пока скрываются за границей, в том числе и в России.

 

Задержанным предъявили обвинения сразу по семи статьям испанского Уголовного кодекса: 515, 517 — создание преступной группировки; 390, 392 — подделка официальных и коммерческих документов; 305 — причинение ущерба государственной казне; 301, 251 — приобретение имущества, полученного преступным путем, и незаконное присвоение прав на чужое имущество. В общей сложности подобный набор "тянет" на 40 лет тюрьмы.

 

С легкой руки знаменитого после "дела Пиночета" прокурора Бальтазара Гарсона испанская пресса начала называть задержанных Hermanos de Tambov — "братки из Тамбова". Это же название потом попало и в официальное обвинительное заключение. Хотя для любого петербуржца назвать группировку Александра Малышева "тамбовскими" — все равно что признать, что Москва лучше Питера. Или перепутать Среднеохтинский проспект с Литейным. Потому что, в отличие от "понаехавших", именно "малышевские" были коренной питерской группировкой.

 

Правда, справедливости ради надо признать, что с лидером "тамбовских" Владимиром Кумариным (суд над которым идет в настоящее время в Москве) Малышев был не просто знаком: в середине 80-х будущий фигурант громкого испанского уголовного дела носил кличку Малыш и промышлял игрой в наперстки на ленинградском Сенном рынке, который частично "крышевал" Кумарин. Непримиримыми врагами они стали позже, после криминальной разборки, в которой приняло участие две сотни человек.

 

От Девяткино до Малаги

 

Александр Малышев родился в 1958 году. Занимался борьбой, но, похоже, без особого успеха. Первые две судимости получил за убийства: в 1977-м — за умышленное, а в 1984-м — "по неосторожности". Отсидев, вернулся в Ленинград. Устроился работать в баре (сначала вышибалой, потом барменом), начал собирать ребят. Первый успех едва созданной им "бригады", как рассказывают, связан как раз с наперстками: зимой 1986 года "малышевские" не только прогнали грузинских братков со стихийной толкучки возле железнодорожной станции Ульянка в Красносельском районе, но и сумели отобрать у них целых трех "нижних", тех, кто непосредственно катает шарик. Ценную добычу отгрузили в доходную точку — на Сенной рынок. А когда в марте 1987 года главная ленинградская барахолка переместилась в Девяткино, вместе с торговцами переехали и "малышевские". Они, как рассказывают, не только контролировали там как минимум десяток "станков", на которых шла игра, но и привнесли ноу-хау — принудительный сбор по 10 рублей в день с каждого торговца. Старые оперативники говорили потом, что за неделю в Девяткино собирали до 100 тысяч рублей. За это в бригаде отвечал бывший чемпион Минска по боксу Сергей Мискарев по кличке Бройлер.

 

Именно этот персонаж стал героем конфликта, который поделил криминальный мир "северного Палермо" на "тамбовских" и "малышевских": в декабре 1987 года "тамбовцы" отняли у рыночного торговца кожаную куртку, на что потерпевший пожаловался Бройлеру. Злосчастную кожанку с ходу отбить не удалось, в чем Бройлер и повинился перед старшими. На кону оказался принципиально понятийный вопрос о репутации всей бригады, и пришлось забивать стрелку, на которую с каждой из сторон пришло по сотне человек. Обстоятельного разговора не получилось: Бройлер в сердцах порезал причастного к отъему куртки Бабуина [...] Итог для Малыша был неважный — ему пришлось отсиживаться в Швеции, Бройлер сел на 6 лет за убийство [...], а любимый город без присмотра попал в лапы к "тамбовским".

 

В нашем отечестве, впрочем, худа без добра не бывает — в отсутствие дисциплинирующей конкуренции "тамбовские" и их лидер Владимир Кумарин настолько намозолили глаза правоохранительным органам, что против них решили принять самые жесткие меры. В начале 90-х лидеры этой группировки и наиболее авторитетные бойцы почти одновременно оказались за решеткой. Этот был сигнал для Малыша — он получил шанс вернуться.

 

И вернулся. Быстро восстановил свои позиции в городе, чуть ли не первым из криминальных авторитетов начал вкладывать в бизнес заработанные "крышеванием" деньги (бизнес, правда, был своеобразным — сеть подпольных публичных домов, пункты скупки цветных металлов, предприятие по производству мелкокалиберных пистолетов и несколько десятков саун). Ходили разговоры, что в начале 1992 года он подчинил себе торговлю наркотиками в Питере, отобрав доходный бизнес у некоего азербайджанского авторитета.

 

Именно в это время Александр Иванович внедрил в непростую криминальную жизнь еще одно уникальное ноу-хау: он начал продавать... собственную торговую марку. За регулярную плату (чистый франчайзинг) абсолютно любая группировка могла объявить себя "малышевской". В итоге, если верить официальной справке ГУВД Санкт-Петербурга, "уже в январе 92-го под его началом состояли группировки "колесниковцев", "кемеровцев", "комаровцев", "пермцев", "кудряшовцев", "казанцев", "тарасовцев", "северодвинцев", "саранцев", "ефимовцев", "воронежцев", "азербайджанцев", "красноярцев", "чеченцев", "дагестанцев", "красносельцев", "воркутинцев" и бандитов из Улан-Удэ", а общая численность бойцов превышала 2 тысячи человек.

 

Кроме нелегального Малышев начал активно заниматься и вполне официальным бизнесом, скупая контрольные пакеты акций петербургских предприятий. В некоем ТОО "Нелли-Дружба" он числился "менеджером по развитию", был учредителем фирмы "Татти", владеющей сетью магазинов. Говорят, что на деньги Малышева был создан "Музыкальный центр Владимира Киселева" , проводились праздники "Виват, Санкт-Петербург!" и "Белые ночи рок-н-ролла".

 

Впрочем, музыкальная сторона его деятельности правоохранительные органы не очень интересовала. И когда в октябре 1992 года Малыша в очередной раз арестовали (вместе с ним за решеткой оказались 33 бойца), предъявленные обвинения к рок-н-роллу имели весьма отдаленное отношение: вымогательство, грабеж, разбой, бандитизм. Следствие шло больше 9 месяцев, еще полтора года обвиняемые знакомились с делом, но в итоге вышел сущий пустяк: в октябре 1995-го Малышев получил два с половиной года лишения свободы (всего лишь за незаконное хранение оружия) и был освобожден прямо в зале суда, поскольку весь этот срок уже отбыл в СИЗО.

 

В родном городе, хозяевами которого опять стали "тамбовцы", Малыш задерживаться не стал — уехал. Сначала в Испанию (вроде бы через Кипр), потом перебрался в Прибалтику. В 1999 году, предъявив свидетельство о рождении, согласно которому его отец был эстонцем, получил гражданство Эстонии. Через год, правда, выяснилось, что документ был поддельным, и Малышева объявили в розыск. Но к тому времени Малыш, не задержавшись в эстонцах, женился на гражданке Венесуэлы Марии Лагнас Гонсалес и, взяв ее фамилию, окончательно обосновался в Испании. Адрес был обжитой: за три года до этого, в 1996-м, в Малаге осел бывший подельник и близкий соратник Малышева Геннадий Петров.

 

Кто запрягал испанскую "Тройку"

 

Все это, бесспорно, занятно, однако согласитесь: изумительные подробности из первобытной жизни российского криминалитета вряд ли стоят глубоко проработанной двухгодичной спецоперации пяти департаментов испанских правоохранителей. Так что вопрос о том, почему вдруг в 2008-м испанская "Тройка" наехала на уголовный элемент российского происхождения, остается без ответа. Попытаемся разобрать несколько версий.

 

Версия первая: привет с родины

 

В родном Питере после отъезда за рубеж на ПМЖ Александр Малышев появился лишь однажды — осенью 2007 года. Визит случился после того, как был арестован его главный враг — лидер "тамбовцев" Владимир Кумарин. Как считают эксперты, этого единственного приезда Малышева хватило для того, чтобы "серьезные люди" забеспокоились: передел собственности в Северной столице был давным-давно закончен, а неизбежного в случае возвращения Малыша нового раунда никто не хотел. По слухам, МВД получило соответствующее распоряжение, и испанским коллегам в оперативном порядке было передано объемистое досье на "малышевских".

 

Возможно, это всего лишь слухи, но в обвинительном заключении, подписанном следователем пятого отдела Национальной судебной палаты Бальтазаром Гарсоном, скрупулезно перечислены все прежние судимости и прегрешения и Малышева, и Петрова. Вплоть до точной даты и времени совершения преступлений и описания того, как и где обвиняемые познакомились. Сложно поверить, что испанская полиция следила за их "карьерой" аж с 1977 года...

 

Версия вторая: нецивилизованный бизнес

 

По официальной позиции испанского следствия, операция "Тройка" началась еще в 2006 году с проверки деятельности многочисленных коммерческих предприятий, учрежденных Александром Малышевым и Геннадием Петровым. Испанцы полагают, что обвиняемые создали несколько акционерных обществ закрытого типа, на счета которых переводились огромные суммы из банков, расположенных в офшорных зонах на Кипре, Виргинских островах и в Панаме. Деньги тратились на проведение сделок с недвижимостью, так что, утверждают полицейские, скупая участки и дома в Испании, Малышев и Петров банально отмывали преступные капиталы. Следствие считает, что в незаконных сделках были замешаны как минимум две структуры, созданные бизнес-партнерами: Inmobiliara Calvia 2001 и Inmobiliara Balear 2001. Все проведенные сделки с недвижимость обвинение считает незаконными и надеется конфисковать активы на сумму в 30 млн евро. Еще 25 млн, переведенные на счета этих компаний из банков Панамы, США, Швейцарии, Латвии и России, заморожено по решению суда.

 

В основе обвинения фигурируют и материалы испанских налоговых служб. В обвинительном заключении несколько сотен таких эпизодов. 30 мая 2005 года, например, фирма Internasion, принадлежащая Геннадию Петрову, купила яхту "Саша", заплатив за нее 3,5 млн евро. НДС с этой покупки так и не был уплачен, так что от испанских властей было скрыто 530 тысяч евро. В июне того же года Малышев и Петров передали в собственность компании Inmobiliara семь земельных участков, получив по 4 млн акций ценой 1 евро за каждую. Налоги с этой сделки уплачены не были.

 

Правда, подробно описывая схемы проведения финансовых махинаций, испанские следователи так и не смогли ответить на один вопрос: известно, с каких офшорных счетов поступали деньги, и уже понятно, как эти средства были легализованы. Но откуда деньги приходили на эти офшорные счета?

 

Версия третья: большое ухо

 

Испанская газета АВС, получившая доступ к документам Национальной судебной палаты, утверждает, что финансовые махинации — всего лишь вершина айсберга. "На протяжении всего расследования полиция имела доступ к тысячам телефонных разговоров обвиняемых — сначала их было семеро, но потом стало больше. От 230 записей волосы встают дыбом, отмечают источники, потому что эти разговоры свидетельствуют об огромной власти арестованных главарей, их связях в России и бывших республиках СССР, целом спектре преступлений: убийствах, торговле оружием, наркотиками, вымогательстве, подкупах, незаконных сделках, контрабанде кобальта и табака, заказных нападениях, угрозах... Руководство всеми этими операциями осуществлялось из Испании, куда главари мафии перебрались в 1996 году для конспирации".

 

Эта версия представляется самой занятной. Правда, пассаж о "руководстве глобальными мафиозными операциями" трудно принимать всерьез после наперстков и разборок со стрельбой по поводу краденой кожаной куртки. Но всерьез это никто и не принимает — речь ведь идет не столько о фигурантах дела, сколько о бизнесе, в котором им была отведена некая роль. Каков этот бизнес, кто в нем еще участвовал, как распределялись доходы от него — вот ключевые вопросы, на которые, похоже, пыталась найти ответы не только испанская следственная машина.

 

Оружейный транзит?

 

О том, что связи "малышевских" интересуют следствие в первую очередь, первой сообщила все та же испанская газета АВС. По ее мнению, "данные, выявленные в ходе следствия, продолжавшегося два года, указывают на то, что воры в законе, арестованные в рамках операции "Тройка", имели возможность подкупить самые высшие эшелоны российской власти, и беззастенчиво этой возможностью пользовались". Газета считает, что Малышев и Петров выполняли деликатные поручения высокопоставленных российских чиновников, получая взамен выгодные контракты.

 

Степень деликатности этих поручений газета не расшифровывала, но в других СМИ появились вполне прозрачные намеки — в числе прочего речь идет и о нелегальной торговле оружием, к которой якобы имели отношение не столько бывшие питерские авторитеты, сколько их "контакты". Партнером в этих операциях вроде бы выступал легендарный "черный торговец" Монзир аль-Кассар (его вилла в испанской Марбелье расположена всего в паре километров от виллы Малышева). Аль-Кассар широко известен среди "оружейных бизнесменов" еще с середины 79-го. Он поставлял "товар" в Алжир, Ливию, Сирию, Иран, Боснию и Хорватию, а среди его клиентов называли Организацию освобождения Палестины, Муамара Каддафи и Саддама Хусейна.

 

Якобы именно этот мэтр теневого рынка стал посредником в новом бизнесе "малышевских": они обеспечивали закупки оружия и техники на российских военных заводах, а аль-Кассар отправлял груз по назначению. Говорят, что именно благодаря усилиям основателей этого "совместного предприятия" боевики движения "Хезболла" в боях с израильской армии на юге Ливана летом 2006 года смогли применять противотанковые ракетные комплексы "Метис-М" и "Корнет". Называют имя и еще одного участника "концессии": перевозку особо ценных грузов в Иран и Сирию как будто бы обеспечивал арестованный в прошлом году в Таиланде и до сих пор пребывающий в тайской тюрьме по американскому запросу Виктор Бут.

 

Как рассказывают источники, знакомые с этой конспиративной версией, разрушил налаженную схему взаимовыгодного теневого бизнеса не кто иной, как... беглый подполковник ФСБ Александр Литвиненко, передавший испанским правоохранительным органам информацию о российских криминальных авторитетах, перебравшихся в Европу. Эту информацию, кстати, подтверждает и влиятельная испанская газета "Эль Паис", сообщавшая о том, что беглый чекист за 6 месяцев до отравления полонием консультировал правоохранительные органы Испании.

 

Он, в частности, передал испанским прокурорам информацию о том, что вор в законе Захарий Калашов (больше известный, как Шакро-молодой) ведет переговоры о поставках российского оружия с представителями рабочей партии Курдистана. И вроде бы именно после этой наводки полицейская машина (что важно — не только испанская) начала последовательно перемалывать звенья преступной цепи.

 

Сначала в ходе спецоперации испанской полиции в Дубае 7 мая 2006 года был арестован Шакро-молодой (сейчас он содержится под строжайшей охраной в одиночной камере тюрьмы города Суэра в испанской провинции Сарагоса). В июне 2007 года был арестован аль-Кассар. В марте 2008-го в Таиланде взяли Виктора Бута. Ордера на арест обоих, уже в США, выписал один и тот же прокурор — Майкл Гарсиа. Стоит отметить занятную деталь: состав оперативных групп, работавших по этим дела, почти полностью совпадал.

 

В июне 2008-го пришел черед "малышевских". Кстати, на следующий день после завершения операции "Тройка" министр внутренних дел Испании Альфредо Перес Рубалькаба заявил, что задержанные являются "лидерами международной организованной преступности" и обвиняются в "незаконной торговле оружием". Характерно, что впоследствии никто из испанских официальных лиц это обвинение больше не повторил — уж не проговорился ли министр ненароком?

 

Между тем через несколько дней после ареста Малыша и всей его компании аль-Кассара перевезли из Испании в США, где в феврале прошлого года он был приговорен к 30 годам тюремного заключения. И если эту ветвь в расследовании тайных оружейных операций можно считать завершенной, остальные сюжеты в этой истории пока с открытым финалом: по-прежнему не ясно, как сложится судьба Бута, и совершенно не понятно, зачем все-таки выпустили под залог Малышева с компаньонами.

 

Испанская пресса заговорила о том, что столь шумно начавшееся дело разваливается на глазах и что Бальтазар Гарсон поторопился объявить о своей победе над "русской мафией". Сам Гарсон, впрочем, на эти обвинения не отвечает. В начале марта он собирается приехать... в Москву. По его словам, в уголовном деле "русских авторитетов" не хватает ответа на ключевой вопрос: какую роль в темных делах Александра Малышева и его подельников играли высокопоставленные российские чиновники, с которыми они контактировали? Список "контактов" у испанцев имеется, содержание разговоров — известно. Гарсон искренне надеется, что в России ему помогут...

 

Кирилл Белянинов

 

Могучая кучка

 

После того как бывший "второй ночной губернатор" Петербурга Александр Малышев и два его ближайших соратника, Геннадий Петров и Леонид Христофоров, вышли под залог из испанской тюрьмы, "Огонек" обратился за комментарием к заместителю директора Агентства журналистских расследований (АЖУР) Евгению Вышенкову, бывшему сотруднику уголовного розыска петербургского ГУВД, который знаком с фигурантами "испанского дела" не понаслышке.

 

— Бытует мнение, что судья Бальтазар Гарсон зашел в деле с "русскими мафиози" в тупик, потому что российские коллеги ему ничем не помогли. А между силовиками России и Испании есть договоры об обмене информацией о криминальных личностях?

 

— Конечно, есть. Кстати, странно было два года тому назад услышать из уст испанских полицейских, что они неожиданно обнаружили в своей стране наших мафиози. Мне доподлинно известно, что досье на "малышевских" было у них давно: после 1995 года, когда Петров с Малышевым уехали в Испанию и крепко там обосновались вместе с "соратниками", питерский РУБОП направил властям Испании служебные документы со сведениями об этих личностях. И они ответили нам с благодарностью: спасибо, будем бдительны.

 

— Может быть, нам стоит об этих гангстерах просто-напросто забыть? Они живут в другой стране, пусть болит голова у судьи Гарсона.

 

— После их отъезда в эмиграцию в Петербурге затихли войны крупных гангстеров, это правда. Но забыть о себе они не дают. Здесь их бизнес, их люди, их влияние. Вы думаете, Геннадий Петров стал в Испании миллиардером за счет честного и кропотливого труда в испанской риелторской компании? Нет, самый важный источник благополучия и процветания этой публики — связи в России, особенно с влиятельными питерскими москвичами. Не секрет, что в Москве многие министры, генералы, крупные милицейские чины, депутаты зовут Петрова просто Василичем...

 

— Но разве человек с уголовным прошлым не может встать на путь исправления? Возможно, тот же Петров — добропорядочный гражданин, вполне легализовавшийся?

 

— Он не то чтобы стал "легальным". Он — могущественный! Скажем, как получает заказы на сооружение тех или иных важных объектов не чужая Петрову, судя по многочисленным публикациям, строительная компания БСК? Для получения таких дорогих подрядов, основанных на государственных финансовых потоках, нужны весьма доверительные отношения с теми, у кого есть доступ к казне и чиновникам, ставящим подписи. Мне представляется, код доступа совершенно понятен: каждый из "контактов" убежден в том, что Петров надежно спрячет его 10-20 "лимонов" отката на своих заграничных счетах. Василич никого не убивает, он действует концептуально. Что касается его связей с Александром Малышевым, то тут плотный симбиоз: Малышев — это безопасность Гены Петрова.

 

— Не дутая ли сегодня фигура сам Малышев? Как он может охранять российский бизнес Петрова, живя за тридевять земель?

 

— Малышев более чем реальная фигура, хотя он не столь богат, как Петров, не миллиардер. И "малышевцы", как "инструмент устрашения", не миф. Да взять хотя бы выпущенного под залог Леонида Христофорова — он тот самый "инструмент". Я бы никому не советовал ссориться с Христофоровым и его людьми тут, в Петербурге.

 

— Был такой судья Холодов, который вменил обвиняемому по десятку статей УК Малышеву всего лишь незаконное хранение дамского кольта и освободил его в зале суда...

 

— "Бандитизм не доказан" — так сказал тогда судья Холодов, да. Говорят, он после того суда живет хорошо...

 

Беседовала Наталья Шергина

 

Источник: «Огонёк», 08.02.2010