Спецслужбы
21.04.2017

«Веселый бабай» Заур Дадаев: «Смотрю, поднимается… Сделал еще три выстрела»

«Веселый бабай» Заур Дадаев: «Смотрю, поднимается… Сделал еще три выстрела»
  • Заур Дадаев. Фото BBC
Предполагаемый убийца Немцова разрывается между молитвой и кабаком

Обвиняемый в убийстве известного оппозиционного политика Бориса Немцова бывший офицер внутренних войск МВД Заур Дадаев, кажется, издевается над всем Московским окружным военным судом. Ранее под запись младший лейтенант Дадаев рассказывал о заговоре с целью убийства политика. Сейчас он утверждает, что в момент совершения преступления находился по пути из мечети в ресторан. А также отказался от пяти миллионов рублей за убийство, посчитав эти деньги «грязными». Агентство «Руспрес» знакомит читателей с запись первоначального допроса Дадаева, где тот говорит о том, как убивали политика.

Допрос Заура Дадаева

 

В отличие от своих подельников Заур Дадаев на вчерашнем судебном заседании не стал игнорировать даже самые каверзные вопросы гособвинения. Он повторил сведения, которые были изложены следователю СКР в августе 2015 года. Тогда, отказавшись от ранее данных признательных показаний в убийстве Бориса Немцова, обвиняемый Дадаев рассказал, что 27 февраля 2015 года вместе с бывшим командиром батальона внутренних войск Русланом Геремеевым (исчез после убийства Бориса Немцова) до 14:20 он находился в мечети. Выслушав проповедь и совершив намаз, бывшие офицеры отправились в ресторан "Веселый бабай" на Бережковскую набережную, который покинули примерно в 19:20, отправившись в другой ресторан — "Цинк" на Веерной улице. В нем Заур Дадаев, по его словам, обычно засиживался до утра. Однако на этот раз им что-то не понравилось, и они уехали к себе домой на ту же Веерную. При этом перемещались они, по показаниям обвиняемого, на автомобиле Mercedes. Однако та же машина, как установило следствие, в то же время была замечена в других районах города.

Допрос Анзора Губашева

 

Вчера обвиняемый рассказывал, что уже не помнит, посещал "Цинк" или нет, зато утверждал, что домой попал в 16:45, откуда не выходил до начала следующего дня.

При этом подсудимый сообщил, что вечером к нему заехал водитель господина Геремеева Руслан Мухудинов (разыскивается как заказчик убийства Бориса Немцова), сообщивший, что у соседей по подъезду произошел какой-то пьяный конфликт — приехала полиция и даже скорая помощь. Как сообщает «Ъ»,  о конфликте говорилось и еще в одной версии показаний Заура Дадаева, которые он дал следствию вскоре после задержания — 8 марта. Тогда бывший офицер рассказывал, что уезжал с места убийства Бориса Немцова вначале на машине подельников, потом поменял три такси, а добравшись наконец домой на Веерную, столкнулся, по его словам, с "паникой" в подъезде. И ждал, "пока вся эта паника уляжется".

Отвечая на вопрос защитника, известно ли ему, кто стрелял в Бориса Немцова, Заур Дадаев сказал: "Если бы знал, я бы сам его поймал".

На одном из первых допросов, будучи предупрежденным следователем о том, что данные им показания даже в случае отказа от них могут быть использованы против него, Заур Дадаев рассказывал, что до убийства оппозиционера он с подельниками видел его три раза, но совершить покушение им мешала публика: "Народу было много". За будущей жертвой снова пришлось следить. Убийство 27 февраля 2015 года могло не состояться. Участники заговора уже хотели разъехаться по домам, но потом решили подождать еще полчаса. И тут как раз появилась машина с Борисом Немцовым. Тот, согласно показаниям экс-офицера, отправился в "кабак", встретился в нем с девушкой — Анной Дурицкой. Из "кабака", а это было на самом деле Bosco Cafe в ГУМе (принадлежит Михаилу Куснировичу), Борис Немцов с госпожой Дурицкой отправились к нему домой. Заур Дадаев, по его показаниям, пошел за ними, на Большом Москворецком мосту догнал и шестью выстрелами убил Бориса Немцова.

По версии СКР, господина Немцова застрелили по заказу. Сам Заур Дадаев заказную версию, даже давая признательные показания, отрицал, отмечая, что стрелял в Бориса Немцова, поскольку тот поддержал публикацию карикатур на пророка Мухаммеда в Charlie Hebdo. Правда, исполнителю затем предложили 5 млн рублей, от которых он отказался, посчитав эти деньги "грязными".

"Я никаких выстрелов в Немцова не производил, я его вообще не знал", — утверждал вчера в суде Заур Дадаев. Обнаруженные на нем следы продуктов выстрела экс-офицер объяснил тем, что 1 марта 2015 года чистил свое табельное оружие перед сдачей, а на следующий день отстреливал его. Согласно ответу на запрос, направленный гособвинением в Росгвардию, при увольнении военнослужащих контрольный отстрел ими оружия "действующими нормативными актами не предусмотрен". К тому же, согласно накладным склада артвооружения части, в которой служил Заур Дадаев, свой автоматический пистолет он сдал 27 января 2015 года. Автомат офицера и вовсе находился на складе после боев в декабре 2014 года в Грозном с бандитами, о которых красочно рассказывал вчера в суде обвиняемый Дадаев.

Как ранее сообщало агентство «Руспрес», видеокамерами ресторана «Веселый бабай» и клуба «Цинк» не подтверждается посещение этих заведений господином Дадаевым. Что касается мечети, то это одно из немногих в Москве мест, где в отдельных секторах нет камер внешнего наблюдения.

 

****
 
Признание в убийстве подтвердили жесты

 

  21 04 2017 stiven 009999

 

В четверг в Московском окружном военном суде, где слушается дело об убийстве оппозиционера Бориса Немцова, участники разбирательства просмотрели видеозапись признательных показаний об этом преступлении экс-офицера внутренних войск МВД Заура Дадаева. Подсудимый утверждает, что его заставили оговорить себя, однако эксперт, изучивший видеопризнание, пришел к выводу, что отсутствуют даже «признаки негативного психологического воздействия» на предполагаемого киллера со стороны участников расследования.

Заур Дадаев в четверг заявил, что скандальная видеозапись, сделанная в ночь на 8 марта 2015 года в здании СКР, «три-четыре раза переснималась». Подсудимый объяснил, что давал только те показания, которые ему «диктовал» тогдашний следователь по особо важным делам при председателе СКР, а сейчас заместитель Александра Бастрыкина Игорь Краснов. Заур Дадаев утверждал, что он никак не мог запомнить те показания, которые от него требовали, поэтому и пришлось несколько раз записывать его выступление. Сейчас подсудимый Дадаев утверждает, что он не стрелял в Бориса Немцова поздним вечером 27 февраля 2015 года и не знает, кто и почему это сделал. По версии обвиняемого, весь день убийства он провел в компании своего бывшего командира Руслана Геремеева: вначале они молились, потом «кушали», а в итоге отправились к себе домой на Веерную улицу. Во время покушения на оппозиционера они, уверяет подсудимый, были в квартире на другом от места преступления конце Москвы.

 

Следует отметить, что еще до отказа от признательных показаний Заура Дадаева, в конце мая 2015 года, еще один следователь СКР генерал-майор Николай Тутевич назначил психологическую судебную экспертизу в федеральном бюджетном учреждении «Южный региональный центр судебной экспертизы Минюста РФ». Эксперту, работавшему по специальности с 1980 года, поручили по видеозаписи и протоколам выяснить, оказывалось ли на Заура Дадаева какое-либо негативное психологическое давление и находился ли он в связи с этим в экстремальном эмоциональном состоянии. Экспертиза была начата 18 июня, а закончена 31 августа 2015 года.

На вопросы следователя, отметил эксперт, Заур Дадаев давал развернутые ответы, в том числе в форме свободного рассказа. Это могло быть обусловлено «открытой формой вопросов», побуждающих допрашиваемого к свободному изложению интересующей следствие информации. С другой стороны, отметил эксперт, данный допрос является не первым, а дополнительным, поэтому допрашиваемый знал, о чем его будут спрашивать, и знал, о чем он уже говорил.

 

"При описании убийства, отметил эксперт, как в содержании, так и в темпе речи подозреваемого присутствовал определенный драматизм: «Машина подъехала, сел в машину, на большой мост, метров 150–200, выскочил — и к себе домой"

 

Заур Дадаев начинал свое «повествование» с объяснения причин возникновения ситуации, при которой было принято решение об убийстве Бориса Немцова. Это публикация карикатур на пророка газетой Charlie Hebdo, которую он поддержал. Далее подозреваемый на тот момент Дадаев рассказал о подготовке к преступлению, которую он вел с сообщниками; о неудачных попытках покушения; подробно в деталях показал, как именно было совершено убийство оппозиционера и что сообщники делали после этого — избавлялись от оружия и автомобиля.

При описании убийства, отметил эксперт, как в содержании, так и в темпе речи подозреваемого присутствовал определенный драматизм: «Пистолет засунул вот так», «я когда за ним (Борисом Немцовым.— “Ъ”) шел, позвонил (сообщникам.— “Ъ”), ждите, ждите, ждите…», «мусороуборочная машина, выстрел, отскочил, еще три выстрела…», «машина подъехала, сел в машину, на большой мост, метров 150–200, выскочил — и к себе домой».

Отвечая на вопросы следователя, Заур Дадаев, обратил внимание исследователь, дистанцировался от версии следствия о заказном характере убийства, подчеркнув, что его претензии к Борису Немцову носили личный характер из-за позиции оппозиционера по поводу возможности публикации карикатур на пророка. В то же время он дал понять, что таким его отношением к Борису Немцову воспользовались некие люди, убедившие его в необходимости убийства.

Предложение от Русика (Руслан Мухудинов, находится в розыске за организацию и заказ убийства) не было обращено к Зауру Дадаеву лично, отметил эксперт, но после рассказа Русика о том, что господин Немцов хочет опубликовать карикатуры в России, «мы подумали и решили, что с этим надо что-то сделать».

Дадаев, полагает эксперт, акцентировал внимание следователя на том, что он не является профессиональным убийцей. «Профессионализма во мне не было — один патриотизм и героизм»,— говорится в показаниях. При этом деньги, обещанные ему за акцию, он не называет платой за убийство: «Я за деньги эту работу не собирался делать, а Русик сказал, что “это будет сделано ради Аллаха и сумма будет тебе передана также ради Аллаха”».

 

 

Эксперт отметил, что Дадаев, говоря об убийстве, делает упор на то, что его решение разобраться с Борисом Немцовым было направлено на защиту общественных и государственных интересов. Тем не менее, по версии эксперта, отношение Заура Дадаева к убийству двойственное: в одних его фразах говорится о гордости за то, что он «вступился за посланника». В других он заявляет, что гордиться в связи с убийством человека нечем. «Прошу Всевышнего о милости, потому что лишил человека жизни»,— говорит подозреваемый.

На вопрос следователя, оказывалось ли на него какое-либо психическое или физическое давление, Заур Дадаев ответил отрицательно.

Допрашиваемый, отмечается в исследовании, во время всего допроса поддерживал визуальный контакт с допрашивающим, на вопросы отвечал по существу, стремился демонстрировать уверенность, о чем свидетельствуют его поза, мимика, жесты и интонация. Заур Дадаев, говорится в документе, использовал значительное количество пауз, в ходе которых, подавшись навстречу следователю, смотрел на него. Паузы могут выполнять различные функции — смысловое подчеркивание сказанного, проверку реакции собеседника, а также самопроверку. В то же время исследование не позволяет оценить, насколько характерно для Дадаева использование пауз в его обычной речи.

 

Эксперт обратил внимание на то, что Заур Дадаев активно и энергично жестикулирует, показывая, например, направление движения, направление выстрела, либо подчеркивая свое отношение к чему-то. Регулярно меняет положение тела — привстает, двигается на стуле, наклоняется, поворачивается либо к следователю, либо от него. У допрашиваемого отмечается двуязычие. При этом русским он владеет достаточно, чтобы понимать обращенную к нему речь, а также быстро и точно формулировать свои мысли. Его речь громкая, эмоциональная, говорил с акцентом, но грамотно. Использовал офицер и сленговые слова и выражения типа «ствол» и «скинули машины». Слова «убийство» во время допроса избегал, стараясь заменять его синонимическими выражениями типа «это». И лишь в отдельных случаях говорил «преступление».

Эксперт отметил, что Дадаев испытывал воздействие стрессогенных факторов, способных вызвать у него состояние психической напряженности. По его версии, это могло произойти из-за того, что допрос проводился ночью, повторно, фиксировался на видеозапись, перед допрашиваемым ставилось большое количество вопросов, в том числе повторных. Однако исследование свидетельствует, что Дадаев проявил признаки все-таки умеренной психической напряженности. И сохранил высокий уровень адекватного функционирования в стрессовой ситуации.

На представленной записи, решил эксперт, отсутствуют признаки деструктивного влияния стресса на способности Дадаева понимать суть происходящего, адекватно оценивать и отвечать на вопросы, контролировать свое поведение.

Таким образом, сделал заключение эксперт, признаки негативного психологического воздействия на подозреваемого в виде угроз, манипуляции или внушения отсутствуют. Умеренная психическая напряженность Дадаева обусловлена лишь самой процедурой допроса и временем, в которое он проводился.

Николай Сергеев

 

Источник: "Ъ", 20.04.2017