Спецслужбы
20.02.2017

Комаров с Астафуровым поменялись местами на нарах

Комаров с Астафуровым поменялись местами на нарах

  • Андрей Комаров. Фото РБК, ТАСС, "РИА Новости"
Коллегу полковника Захарченко посадил разрабатываемый им бизнесмен
Пока генерал Денис Сугробов знакомится с собственным делом о провокации взяток, вскрываются все новые факты подобных правонарушений все в том же главном управлении экономической безопасности и противодействия коррупции МВД (ГУЭБиПК). На этот раз под стражу отправлен сотрудник главка Сергей Астафуров, который обвиняется в незаконной разработке бизнесмена Сергея Комарова.

Взяткодатели и взятковзятели

Сергей Астафуров был арестован Басманным судом Москвы вечером в среду, 15 февраля. Сотрудника правоохранительных органов заподозрили в превышении должностных полномочий (ч.3 ст. 286 УК) в ходе разработки владельца Челябинского трубопрокатного завода (ЧТПЗ) Андрея Комарова, близко осставному чиновнику Виктору Христенко — мужу действущей главы Счетной Палаты Татьяны Голиковой. Астафуров по решению судьи Артура Карпова будет находиться в изоляторе как минимум до 14 апреля.

Комаров и его адвокат Александр Шибанов были задержаны в марте 2014 года при попытке подкупа сотрудника ФГУП «Промресурс», узнавшего о нарушениях при получении из бюджета почти 1,8 млрд рублей одной из подконтрольных ЧТПЗ компаний. Как сообщал СКР, эту сумму структура трубопрокатного холдинга необоснованно получила в 2011 году. Чтобы скрыть это, Комаров и его адвокат якобы пытались подкупить чиновника, предложив $300 тыс. Свою вину фигуранты не признали. Спустя почти два года дело было прекращено в связи с отсутствием состава преступления. Собеседники РБК, отмечали, что расследование могло прекратиться, поскольку адвокатам удалось доказать: чиновник и правоохранительные органы спровоцировали предпринимателя на взятку.

Теперь Астафуров обвиняется в том, что сфальсифицировал материалы оперативно-разыскных мероприятий и «создал условия» для коммерческого подкупа, который вменялся Комарову и его адвокату. Как рассказал в ходе заседания суда представитель СКР, дело ведет центральный аппарат ведомства, а пособником оперативника МВД следствие считает директора ФГУП «Промресурс» Владимира Спиридонова, который был заявителем по делу в отношении владельца ЧТПЗ.

Обвинение строится на показаниях потерпевших — Комарова и Шибанова. Также в основу дела легли показания сотрудника прокуратуры Демидова, который обнаружил нестыковки в материалах расследования.

Представитель надзорного ведомства в суде отмечал, что, согласно показаниям Спиридонова, Астафуров подстрекал его написать заявление. Часть материалов уголовного дела против Комарова и Шибанова была фальсифицирована. Это доказано решением суда, который признал, что уголовное преследование Шибанова было незаконным, и присудил ему компенсацию.

Между «М» и «Т»

Астафуров работал в управлении «Т» ГУЭБиПК, которое занимается преступлениями в топливно-энергетической сфере, но ему вменяют действия, которые он совершил в период работы в управлении «М» (оно осуществляет оперативное сопровождение по преступлениям в сфере машиностроения).

Своей вины он не признал и отметил, что процессуальная проверка в отношении него длилась около полутора лет, и все это время он не пытался скрыться или повлиять на свидетелей. «Что касается показаний свидетеля Демидова, то, когда он установил факт нарушений, дело (Комарова и Шибанова) уже год как не находилось в моем производстве», — сказал Астафуров, отметив, что его уголовное дело «является провокацией преступника Комарова».

Адвокаты оперативника рассказали, что в 2016 году против него отказались возбуждать уголовное дело по тем же самым фактам. По их словам, с ходатайством об аресте выступили те же следователи, которые ранее расследовали преступление Комарова и Шибанова, а аресты по их ходатайствам санкционировал и в течение года продлевал тот же Басманный суд, в частности судья Карпов. Последний в ответ на это заявление потребовал адвокатов «не показывать на судью пальцем» и «следить за своим антиправовым жаргоном».

Управление «Т» ранее возглавлял полковник Дмитрий Захарченко, он был арестован 10 сентября 2016 года. Его обвинили в получении взятки, злоупотреблении служебными полномочиями и воспрепятствовании производству предварительного расследования. При обыске в квартире полковника было обнаружено более $120 млн и €2 млн. Сам полковник при этом заявлял, что не имеет к этим деньгам никакого отношения. В конце января управление «Т» было ликвидировано.

При чем здесь Сугробов?


По такому же обвинению, как и в случае с Астафуровым, сейчас судят бывших руководителей ГУЭБиПК Дениса Сугробова, Бориса Колесникова и их подчиненных.

По версии обвинения, офицеры главка фабриковали уголовные дела на чиновников и бизнесменов, чтобы вымогать у них взятки и добиваться «благоприятных условий для подконтрольных юридических лиц и предпринимателей». Колесников покончил с собой в июне 2014 года, выбросившись из окна здания Следственного комитета после допроса. Родственники экс-замглавы ГУЭБиПК возражали против того, чтобы прекратить уголовное дело в связи со смертью, то есть по нереабилитирующим обстоятельствам, поэтому генерала судят посмертно.

Еще одно дело расследуется в отношении двоих оперативников управления «Б» ГУЭБиПК (по бюджетным преступлениям) Сергея Абрамова и Александра Соболя.

​По версии следствия, в 2014 году оперативники незаконно вели разработку бывшего концертного директора группы «Земляне» Сергея Черенкова и бизнесмена Сергея Похилюка, которых позднее осудили за попытку продать основателю платежной системы QIWI Андрею Романенко место в руководстве партии «Единая Россия». Как сообщало агентство «Руспрес», за депутатский мандат мошенники просили $1,5 млн.

 
****
 
«Мастера провокаций»: чем закончится новый конфликт между МВД и ФСБ

 

Аресты в главном управлении экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД, прошедшие на этой неделе, — следствие конфликта некогда влиятельного главка и ФСБ, рассказали три источника в силовых структурах, знакомые с ходом расследования уголовных дел в отношении полицейских.

Спецслужба пытается установить контроль над управлением, боровшимся с черным обналом, утверждают собеседники: в результате министерство должны покинуть представители «старой команды», а на их место должны быть назначены связанные с ФСБ офицеры.

Оперативников МВД обвиняют в том, что они фальсифицировали следственные материалы и провоцировали находившихся у них в разработке чиновников и бизнесменов на взяточничество. Как утверждают фигуранты дел, которые вели сотрудники ГУЭБиПК, у главка много лет существовали отработанная система фабрикации улик и широкая сеть агентов-провокаторов.

 

ГУЭБиПК против миллиардера

 

Офицер управления «Т» антикоррупционного главка МВД Сергей Астафуров был задержан 14 февраля оперативниками управления «М» службы экономической безопасности ФСБ [СЭБ ФСБ с 2016 году возглавляет бывший руководитель УСБ ФСБ Сергей Королев] , которое негласно курирует министерство. На следующий день Басманный суд отправил его под арест. Астафурова обвинили в превышении должностных полномочий (ч. 3 ст. 286 УК). По версии следствия, в 2014 году, когда Астафуров еще работал в управлении «М» ГУЭБиПК (занимается преступлениями в сфере металлургии), в поле его деятельности попали владелец Челябинского трубопрокатного завода (ЧТПЗ) Андрей Комаров и его адвокат Александр Шибанов.

При этом​ Астафуров, по версии СКР, фальсифицировал часть материалов оперативной разработки и «создал условия» для коммерческого подкупа. Его подельником является директор ФГУП «Промресурс» Владимир Спиридонов, после заявления которого ГУЭБиПК​ и начал разработку Комарова и Шибанова.

 21 02 17 0fsb 001

Владимир Спиридонов. 17 февраля 2017 года

 

Поводом для обращения Спиридонова стало участие ЧТПЗ в программе мобилизационной подготовки. Суть ее в том, что бизнес финансирует ремонт объектов военной инфраструктуры, а государство возмещает ему до 20% потраченных денег. Владелец ЧТПЗ Комаров отчитался о реконструкции одного из объектов на 9,3 млрд руб., и ему вернули из казны 1,8 млрд.

Законодательство требует проводить аудит таких сделок. В данном случае им занимался ФГУП «Промресурс». Его сотрудники пришли к выводу, что документацию о ремонте Комаров фальсифицировал, то есть компенсацию получил незаконно. По версии ГУЭБиПК, ​Комаров пытался убедить «Промресурс» скрыть информацию об афере, предложив его руководству $300 тыс. К тому времени заявлению Спиридонова уже дали ход, и передача денег проходила под контролем оперативников.

Однако спустя почти два года дело Комарова и Шибанова было прекращено. Собеседники, знакомые с ходом расследования, отмечали, что его могли прекратить из-за признаков провокации в действиях оперативников и Спиридонова.

 

СКР против МВД

 

Теперь Спиридонов дал показания на Астафурова. Согласно протоколу допроса Спиридонова, на который сослался в суде представитель прокуратуры, тот заявил, что действия сотрудника ГУЭБиПК «носили подстрекательский характер».

 

Вместе с Астафуровым делом владельца ЧТПЗ занимались его коллеги Олег Саблин и Александр Бланков, рассказали РБК два собеседника, знакомые с ходом расследования. Адвокат Комарова Рустам Курмаев подтвердил РБК, что фамилии Саблина и Бланкова, а также сотрудника ГУЭБиПК Бориса Гребенюка упоминались в материалах дела в отношении его доверителя.

Бланков, отметил юрист, известен тем, что курировал разработку экс-главы Росбанка Владимира Голубкова, которого в 2013 году обвинили в вымогательстве взятки. Однако в январе прошлого года его дело также было прекращено, почти одновременно с делом Комарова и Шибанова. По данным адвоката Курмаева, Саблин был уволен из органов год назад.
«Дело возбуждено против Астафурова и неустановленных лиц. Вполне возможно, что в зависимости от показаний обвиняемых могут появиться новые фигуранты», — говорит Курмаев.

 

ФСБ против МВД

 

Дело Астафурова — не первое в отношении сотрудников ГУЭБиПК, которое оперативно сопровождает ФСБ. Самый большой резонанс получило дело начальника главка генерала Дениса Сугробова и его заместителя Бориса Колесникова. Связанные с ним обыски и задержания начались в феврале 2014 года. По данным СКР, подчиненные Сугробова и Колесникова сфабриковали порядка 20 дел на чиновников и бизнесменов.

 

 21 02 17 0fsb 003

Денис Сугробов. Май 2014 года

 

Арест генералов стал следствием их противостояния с руководством управления собственной безопасности ФСБ. После дела Сугробова численность ГУЭБиПК сократилась трехкратно — до 400 человек, рассказывал  высокопоставленный собеседник в руководстве МВД.

Арестованный на этой неделе Астафуров прежде работал в управлении «Т» ГУЭБиПК (ныне расформировано), которым руководил полковник Дмитрий Захарченко. Ему вменяют получение 7 млн руб. за «общее покровительство» от бывшего руководителя и совладельца компании «Русинжиниринг» Анатолия Пшегорницкого. Другая часть обвинения связана с расследованием дела о хищении средств Нота-банка. При обыске у Захарченко была обнаружена валюта примерно на 8 млрд в рублевом эквиваленте.

Наконец, еще одни оперативники ГУЭБиПК, Александр Соболь и Сергей Абрамов, обвиняются в превышении полномочий.

 

«Мастера провокаций»

 

Работа ГУЭБиПК строилась на подлогах и подстрекательстве как минимум с 2009 года, и эта система была создана не Сугробовым, убежден адвокат Михаил Трепашкин. «Это мастера провокаций, которые сфабриковали, думаю, не один десяток дел», — говорит юрист, представляющий интересы потерпевших по делу Соболя и Абрамова. По его словам, у главка была целая сеть агентов, которые подталкивали чиновников и бизнесменов к коррупционным преступлениям.

«ГУЭБиПК стало разрабатывать представителей ФСБ. После этого у них начались проблемы», — заявила РБК адвокат Анна Ставицкая, представлявшая интересы Сугробова и Колесникова. По ее словам, преследование полицейских — следствие борьбы двух ведомств за влияние: «С моей точки зрения, это дело не о преступлениях, а о столкновении двух больших структур. И, как обычно, ФСБ победила. Это самая главная у нас правоохранительная структура».

ГУЭБиПК должно быть расформировано, считает начальник профсоюза столичной полиции Михаил Пашкин, однако «какие-то силы не дают раскручивать ситуацию». «Следствию дали отмашку выше уровнем не подниматься. Это же все решается наверху, — говорит Пашкин. — По идее такими преступлениями должна заниматься налоговая инспекция, которая бы направляла материалы в Следственный комитет. А ГУЭБ в нынешнем виде — коррупционная структура».

 

Противостояние МВД и ФСБ вступает в завершающую стадию, говорят два собеседника  в силовых структурах. По словам еще одного источника в правоохранительных органах, спецслужба стремится поставить в главк связанных с ней людей.

 

Маргарита Алехина

Светлана Бурмистрова

Илья Рождественский

 

Источник: РБК, 17.02.2017