Компромат
16.02.2017

Рантье Малюшин и семейные ценности

Рантье Малюшин и семейные ценности
  • Владимир Кожин. Фото pasmi.ru
Близость к главе УДП — двигатель бизнес-проектов
Иван Малюшин в бытность своей работы на должности заместителя главы Управлении делами президента (УДП) Владимира Кожина, даже официально считался один из самых богатых чиновников Кремля. Например в 2010 году только задекларированый его доход составил 14 млн рублей. Однако доходы чиновника не ограничивались только официальной зарплатой. Пребывание на госслужбе не мешало ему напрямую или опосредованно владеть рядом российских компаний, которые занимались или занимаются сдачей внаем недвижимого имущества, гостиничным бизнесом, производством программного обеспечения. Уйдя с должности, он вернулся в знакомый для себя бизнес, из которого, собственно говоря, и не выходил..

«С таким счастьем — и на свободе»

Нопример, семья Малюшина сдает в Петербурге на Крестовском острове особняк Левтеевой, здание постройки 1906 года, являющееся региональным памятником. Сдает всего 1.5 млн. рублей в месяц. http://www.fontanka.ru/2017/02/14/087/ Дороговато, конечно, для обычных граждан. Однако за историческую ценность надо платить.

Особняк, площадью 850 кв. м., принадлежит Елене Малюшиной, супруге чиновника. Можно было бы и удивиться, откуда у семьи бывшего аппаратного работника такая роскошная недвижимость. Но для тех, кто знаком с деловыми качествами этого госслужащего, никакой загадки здесь нет. Чиновник, даже будучи в звании неофициального «кошелька Кожина» не прекращал заниматься предпринимательской деятельностью, переписав, правда, фирмы на членов своей семьи.

Например, та же Елена Малюшина – генеральный директор фирмы «Балтпрод», сдающей в аренду недвижимость. Ей также принадлежат доли в «Нордсайд», «Завод Балтэкопласт» и «Сладкоежка».

Никите и Ивану, сыновьям Малюшина принадлежат фирмы «Идеал» и «Оникс», ведущие строительство в Санкт-Петербурге, а также компания «Алмаз», управляющая элитным ЖК Diadema Club House, который соседствует с особняком Левтеевой. Все это имущество было нажито благодаря близости к Кожину.

Как закалялась сталь


Говорят, что всесильный Владимир Кожин прочил Малюшина на свое место, когда сам метил в мэры Москвы. В УДП Иван Малюшин занимался самым хлебным направлением – строительным. Сидел на тендерах, с которых и кормился вместе с Кожиным.

Их супруги также занимались совместным бизнесом, одно время были совладелицами фирмы «Мемфис». Это свидетельствует о том, что отношения между начальником и руководителем были дружеские, что позволяло им находить общий язык и проворачивать общие дела.

Учитывая, что и жена, и сыновья Малюшина работали в сфере недвижимости, совершенно очевидно, кто мог выигрывать в проводимых Малюшиным тендерах. Так что истоки богатства семьи Малюшиных понятны. Непонятно другое, как чиновник может позволить себе сказочно обогащаться, используя свое служебное положение. Обогащаться еще понятно, а вот сказочно – это уж через край.

Эксперты говорят, что должны сравниваться две декларации чиновника – о доходах и конфликте интересов. И если видно, что из задекларированной сторонней компании доходы хлынули потоком, то это может быть поводом для расследования.

Однако никаких санкций против тех, кто пожинает плоды своей деятельности на конфликте интересов, нет. Закон есть, а ответственность за его нарушение не предусмотрена. Правоохранительные органы просто закрывают глаза на происходящее.


Конечно, в законодательстве есть весьма размытая норма об утрате доверия, которая применяется только в самых очевидных случаях. Естественно, что большинство государственных «делюг» не настолько глупы, чтобы действовать очевидно. А уж «делоприближенные» Кожин с Малюшиным и подавно.


«Не халявщик, а партнер»


Одним из партнеров Ивана Малюшина по бизнесу долгое время являлся Геннадий Петров, которого в 2008 году задержали в Испании по подозрению в создании ОПГ, отмывании денег и уклонении от уплаты налогов. Петрова считали одним из лидеров тамбовской преступной группировки.

В свою очередь, «Балтпрод» имела 18% в компании «Софт Терминал». Еще 18% этой компании принадлежали InversionesGudimarSL, владельцем которой являлся Геннадий Петров. В 2008 году «Софт Терминал» выиграла тендер на сумму $1 млн по оказанию услуг «Казахтелеком», государственной компании Казахстана. Что свидетельствует о наличии у Малюшина и Петрова общего бизнеса.

Были у них и доли в компании «Лиговский 67», а Никита Малюшин имел долю в компании «Балт Лайн», в которой также часть акций принадлежала InversionesGudimarSL Петрова. Как сообщает The Moscow Post, фирма «Аликвет», которой руководил сын Петрова, в 2009 году арендовала земельный участок в республике Карелия, а потом переуступила на него права фирме «ТРЦ-1», 50% которой принадлежит Никите Малюшину.


95112016billionare96-3 

Геннадий Петров

Все это доказывает тесную связь Малюшина и Петрова. И если она была настолько тесной, то можно ли сомневаться в том, что аффилированные с Петровым компании могли получать поддержку от госчиновника Ивана Малюшина?


Раздача под прикрытием


Иван Малюшин – известный благотворитель. Только почему-то многие его партнеры по этому виду деятельности регулярно получали государственные контракты.

Например, Иван Малюшин вместе с Асей Борисовой является соучредителем фонда художника Шемякина. Фонд берется за восстановление Иверской обители, которое проходит под патронатом Владимира Кожина. А впоследствии руководимая Асей Борисовой фирма «Кредо» получает 5 государственных контрактов на сумму 2 млрд. рублей.

Фирма «Кредо» и до сих пор постоянно выигрывает контракты от государственных структур, поэтому ее считают аффилированной с Владимиром Кожиным,а, значит, и с Иваном Малюшиным. Один из последних тендеров, в которых она участвовала, - строительство Судебного квартала в Петербурге.

На Западе ситуация, при которой чиновник может влиять на результаты тендеров в пользу определенных коммерческих структур немыслима. У нас же она в порядке вещей и является источником доходов чиновников различных мастей и уровней.

Может быть ввести уголовную ответственность за конфликт интересов? Потому как только страх попасть в тюрьму может остановить российских чиновников. Или даже он их не остановит?

Семья Ивана Малюшина живет припеваючи. И роскошный особняк сдает вовсе не ради денег. И сам Иван Малюшин после ухода с должности в 2015 году, наверное, успешно занимается бизнесом. Связи то остались, поэтому и доходы растут.

Кстати, Малюшины — не единственная чиновничья семья, которой достался исторический особняк во время пребывания главы семейства на госслужбе. Как сообщало недавно агентство «Руспрес», в собственности сына экс-министра обороны Анатолия Сердюкова оказался памятник истории — так называемый «дом на обрыве», который ранее принадлежал оборонному ведомству.