Компромат
14.07.2016

Грязные заказы Пригожина исполняют добры молодцы из "Вагнера"

Грязные заказы Пригожина исполняют добры молодцы из "Вагнера"
  • Собеседник,13.07.2016

     

    Евгений Пригожин. Фото svoboda.org

На кремлевской кухне нарисовалась частная военная компания

Прежде всего, определим понятия. Один из фигурантов расследования, Евгений Пригожин - хозяин нескольких ресторанов, поставщик питания для Кремля, застройщик, считается одним из организаторов съемок "Анатомии протеста”. Фирмы его семьи получают миллиардные госзаказы от различных органов власти. Дважды судим. С другой стороны, ЧВК Вагнера - формально не существующая частная военная компания, наемники которой сражаются в Сирии и в Донбассе. Что объединяет их? Да то, что руководство службы безопасности Пригожина тесно связано с "несуществующим" Вагнером.

 

Совсем недавно Петербург недавно пережил серию нападений на критически настроенных пользователей социальных сетей, которая прекратилась только после появления материалов о возможной причастности к избиениям модного ресторатора. Возможно, кремлевский повар слишком буквально воспринял слова Дмитрия Пескова о том, что печень митингующих надо размазывать по асфальт. В любом случае пострадавшие не сдались. Если им что и отбили, то явно не совесть. И не желание иметь свою точку зрения на то, что творится в стране.


Нападения по списку


- Напасть на меня могли еще раньше, - вспоминает пострадавший администратор группы «Преступная власть» в соцсети «В контакте» Егор Алексеев. - Накануне кто-то пытался проникнуть в мою квартиру, звонил в дверь, представился курьером, но я не открыл. Уже знал, что это могут быть они. Знал, что я - следующий в их списке.

- Знал - и не забросил критику власти?
 
- Зачем? Ведь именно этого они и хотели.

Список, о котором говорит Егор, появится на специальном сайте whoiswhos.me: несколько сот блоггеров, в основном из Петербурга, уличенных в том, что размещали в интернете новости, о которых молчит телевизор.

- Никаких призывов или оскорблений у нас в группе нет, - удивляется Алексеев. - В основном какие-то мнения и репосты с лент. Даже у Роскомнадзора не было претензий. Но, видимо, кто-то считает, что сегодня опасно писать даже это.

Напали на Егора месяц назад, утром 9 июня:

- Наверняка следили, знали, что в тот день я пойду именно этим маршрутом, поведу сына в сад. На выходе из сада меня и избили. Двое неизвестных. Высокие, коренастые, лет 30-35, но лиц не разглядел - все вышло неожиданно. Сразу сбили с ног, 3-4 удара - и сломан нос, челюсть повреждена, лицо в крови - не видно ничего. Видел только, как они уходили не спеша, без масок, никого не боясь, словно зная, что их не будут  искать.

Их и не ищут. Во всяком случае, фотобота пострадавшему никто на опознание  не предъявлял.

- Вокруг видеокамеры, было много свидетелей, но участковый сказал только: «ждите», - продолжает Егор. - По моим ощущениям, нападавшие сами были из органов, спецы. Им заказали "нетяжкие телесные"  - - они их устроили. Скорее всего прошли Чечню, потом Новороссию. Люди, привыкшие к насилию. Мир изменился, а они не в курсе.


Били с улыбкой


Егор Алексеев оказался последним из избитых в Питере по списку. Во всяком случае, последним из тех, о ком известно. А всего известно о семерых, хотя жертв может быть и больше. Пишут даже о двух десятках.

Людмиле Савчук, матери двоих детей, повезло: ей пока достались только угрозы. Полтора года назад она внедрилась в так называемую фабрику троллей, которая засоряет интернет оскорблениями в адрес оппозиции, и вскрыла механизм ее работы. По данным хакеров из "Анонимного интернационала", взломавших почту Евгения Пригожина, эту  кашу с «фабрикой» заварил именно ресторатор. Кроме того, у за­крытого уже сайта whoiswhos.me в Гугле  оказался тот же ID, что и у сайтов троллей.

- Но угрозы мне посылали грамотные, не подкопаешься, - вспоминает Людмила, которая продолжает разоблачения трол­лей. - Не «мы тебя убьем», а «ты знаешь, что за такое убивают».

.Пока не начались нападения, Савчук даже не верила, что та­кое возможно. Когда активист «Наблюдателей Петербурга» Данила Александров показал ей фейковый аккаунт, заведенный от его имени, с аватаркой, на которой он был снят скрытой камерой, и скрытыми же угрозами, Людмила не восприняла историю всерьез:

- Говорю ему: «Это дурак какой-то». А на следующий день Данилу избили. Оказалось, он стал только первым из пострадавших.

- Опознать я их не смогу,  -  рассказал сам Данила. - Они сзади напали, так что видел их только мельком. Лет 30-35, славяне, один - метр 85, другой чуть пониже, били сильно. Потом не убегали, просто разошлись в разные стороны. Еще помню, как один при этом сме­ялся. Лицо у него было такое веселое, с улыбкой. А может, с оскалом. Но после больницы я писать все равно не перестал, и в работе участковой избирательной комиссии на выборах я тоже участвовать буду. Подавал еще ходатайство об объединении дел о нападениях в одно, но пока безрезультатно. Там ведь были не только избиения, но и поджоги машин. Это еще два года назад началось.


Кампания травли


А еще были слежки за местными журналистами.

- Я лично это воспринял как комедию, - рассказывает зам. главного редактора «Фонтанки» Евгений Вышенков, бывший сотрудник угро. - Смотрю как-то: в одном кафе меня скрытно снимают - ради бога. Мотанул несколько кругов по Петербургу - так, чтобы оторваться, - в друтом кафе за мной снова смотрят. После подхожу к машине, роняю ключи с криком «Чьёрт побьери!» и смотрю под капот - маячок. Внутри - сим-карта, узнал, на кого оформлена, и понял, что заказ - из «пригожинского котла».

После этого другого журналиста из "Фонтанки" те же ребята попросили за 60-70 тысяч в месяц стучать на коллег.

- Он рассказал, - вспоминает Евгений. - Говорю: «Соглашайся. Деньги? Бери. Половину себе оставишь, половину в редакционный котел. Что говорить? Правду! У журналистов секретов нет, наша работа - публичность». А на днях кто-то выведывал информацию на нашего сотрудника Дениса Короткова, который написал о связи Пригожина с ЧВК Вагнера. Причем адрес, с которого писали письма, используется тоже пригожинскими. Ну что ж, риск - часть нашей работы.

При этом самого Пригожина Вышенков уважает. Отчасти. Лично знаком с ним еще с тех времен, когда тот в начале 90-х после отсидки пытался хот­догами торговать:

- Он очень приятен в обще­нии. До какого-то момента, а потом раз - и превращается в... К тем, кто ниже его по статусу, он относится просто безобраз­но. Нападения на блоггеров во­обще смешны. Мы ожидали от Пригожина великих злодейств, а он «чижика съел». Но ЧВК Вагнера - это действительно его тема. Только не думаю, что эти ребята могли кого-то избивать за деньги. По идейным соображениям - другое дело.

На днях появилась информация, что после скандала с нападениями за Пригожиным решила присмотреть аж ФСБ.

- Может, кто-то захотел прибрать его бизнес - там ведь крутятся миллиарды, - предположил Егор Алексеев. - А может, кому-то недостаточно низко поклонился.

- Давно пора, - считает предприниматель из Петербурга Елена Черевко. - Он ведь своим поведением дискредитирует не только себя самого, но и некоторых высокопоставленных людей.

 

****
 
Что общего у "кремлевского ресторатора" с рейдерством
 

«Кремлевский ресторатор» и прежде оказывался в центре криминальных скандалов.

 

На минувшей неделе питерский арбитраж начал рассматривать иск «Магазина купцов Елисеевых», который принадлежит жене «кремлевского ресторатора» Евгения Пригожина Анне Прозоровой, к местному комитету имущественных отношений. Пригожин, как добросовестный арендатор, пытается добиться продажи ему помещения магазина, но за 530 млн рублей, тогда как в Смольном хотят получить за лакомую недвижимость не менее 800 млн.

 

Как выяснил Sobesednik.ru, тягаться в таких вопросах с ресторатором можно, но сложно. Ведь избиения питерских блогеров, в заинтересованности которыми сегодня подозревают бизнесмена, являются не первым подобным подозрением в адрес ресторатора. Правда, раньше это касалось не политики, а именно бизнеса. Причем связанного с такой же коммерческой недвижимостью в Петербурге.

 

Вот лишь одна из историй. 20 мая 2008 года местный Стройкомитет вдруг решил отдать дом 9 по Большому проспекту Петроградской стороны будущему инвестору — неизвестной компании «Альфа». — При этом здание полностью находится в собственности у ТСЖ. Все жильцы были против расселения, но нас никто даже не спрашивал, — рассказала Sobesednik.ru тогдашний председатель ТСЖ Елена Черевко. — Как сказал мне один из чиновников, «мы не можем лишать инвестора возможности реализовать свое право на инвестиции». Представляете? При этом у «Альфы» тогда было лишь 2% здания — комната в коммунальной квартире. После того, как она получила эту комнату в собственность, в квартире произошел пожар, и эта компания, единственным учредителем которой на тот момент был Евгений Пригожин, направила на имя тогдашнего губернатора Валентины Матвиенко письмо с просьбой передать дом в собственность компании, поскольку это здание признано аварийным. А мы только-только провели вторую очередь капитального ремонта, и наш дом не мог быть аварийным никак. Я лично видела в комитете по инвестициям заявку Пригожина: он хотел на этом месте построить семиэтажный отель.

 

Больше двух лет Черевко билась в судах и кабинетах чиновников, чтобы этого не произошло. Ситуация исправилась лишь с уходом Матвиенко с поста губернатора.

 

— Но натерпелась я много, — продолжает женщина. — Телефон мой прослушивали, поэтому мне постоянно приходилось менять номера. Отслеживали все мои передвижения по городу. Даже пьяного бомжа мне под машину подбросили, как будто я его сбила, а за углом уже стояла «скорая». Правда, я сказала, что у меня все снято на регистратор (хотя у меня и регистратора-то не было), и он сразу отказался писать заявление. Однажды я приехала в жилинспекцию, а когда вышла — колеса машины были так изрезаны ножом, что восстановлению не подлежали. А на бампере стоял бумажный стаканчик — когда я его подняла, из-под стакана вытекло какое-то желе, от которого вся краска слезла. Я обратилась в милицию, сообщила о своих подозрениях, но там мне сказали, что свидетелей все равно нет, а представители службы безопасности Пригожина заверили, что это не они. Разумеется, в милиции им поверили. Избивать меня не избивали, но психологическое напряжение было сильное.

 

Сгоревшую комнату, кстати, Пригожин до сих пор не так и не отремонтировал. Продавать ее соседям он тоже принципиально не хочет. Если не себе — то уж точно не людям.


Источник: sobesednik.ru, 11.07.2016