Власть
14.02.2017

Группировка "переводчиков" Вячеслава Лебедева лишалась имущества

Группировка "переводчиков" Вячеслава Лебедева лишалась имущества
  • Губернатор Вадим Потомский решает с Александром Гусевым (слева) вопросу развала уголовных дел против своего окружения. Фото СД при ВС
Следователи подбираются к квартире главы Судебного департамента Александра Гусева стоимостью $3 млн

Председатель Верховного Суда Вячеслав Лебедев и глава Судебного департамента при Верховном Суде Александр Гусев находятся в центре скандала, связанного с хищением бюджетных средств под видом оплаты услуг переводчиков в московском городском и областном судах. За это время представители судебной ветви власти сделали все, чтобы смягчить резонанс от этого опасного дела. Процесс перенесли подальше от журналистов из Москвы в провинцию, чиновники Верховного Суда хранят корпоративный обет молчания о происшедшем. Тем временем у фигурантов расследования начали понемногу конфисковать недвижимость. Пока данные меры касаются активов на тысячи и сотни тысяч долларов — в деле, где речь идет о миллионах.

 



С иском к фигуранту «дела переводчиков», уроженцу таджикского села Кишлачный Совет Умару Заробекову обратился банк "ДельтаКредит". Еще 15 сентября 2007 года это учреждение одолжило $254 тыс гендиректору ООО "Рабикон К" Заробекову, фирма которого формально нанимала для судов переводчиков и оплачивала их услуги. Кредит был взят на покупку недвижимости. В тот же день заемщик приобрел трехкомнатную квартиру на улице Строителей в Москве общей площадью 71 кв. м. Погашать задолженность Умар Заробеков прекратил с апреля 2015 года, потому что в марте был арестован по обвинению в причастности к хищению бюджетных средств. Банк направил требование о досрочном возврате кредита и процентов. Однако ответа не последовало. Судя по требованиям банка к ответчику, из задолженности в размере $230 тыс. до ареста выплатить "ДельтаКредиту" тот успел сущие копейки.

Гагаринский райсуд Москвы не только взыскал с ответчика сумму задолженности, но и обратил взыскание на квартиру господина Заробекова, которая была выставлена на публичные торги за 13 млн рублей. Умар Заробеков, которому изменили меру пресечения с ареста на подписку о невыезде, в конце прошлого года обжаловал это решение в Мосгорсуде. Он выразил несогласие с оценкой стоимости выставленной на торги квартиры, посчитав ее заниженной. Впрочем, апелляционная инстанция Мосгорсуда оставила решение суда первой инстанции в силе.

Участником судебного разбирательства стал ближайший сотрудник Александра Гусева  — бывший руководитель судебного управления судебного департамента при Верховном суде по Москве Вячеслав Липезин. С претензией к нему в Тверской райсуд Москвы обратился Сбербанк. В июле 2006 года чиновник получил в этой организации международную карту Visa Gold с разрешенным лимитом $1,5 тыс. После ареста у Вячеслава Липезина образовался долг в размере чуть более $1,5 тыс. Стоит отметить, что это дело было рассмотрено судом в отсутствие не только ответчика, но и истца. Исследовав письменные доказательства в материалах дела, суд обязал господина Липезина вернуть Сбербанку долг.

Основное дело о хищении денег, выделенных на оплату услуг переводчиков, ГСУ СКР расследует до сих пор. Завершить его планировалось еще летом прошлого года, но этого так и не произошло — участники процессов связывают развал дела с противодействием Александра Гусева и Вячеслава Лебедева. В деле, по данным "Ъ", речь идет о хищении примерно 1,4 млрд рублей.

При этом большинство обвиняемых, а в деле их десять человек, отсидели максимально возможные сроки, и следователь изменил всем им меру пресечения на подписку о невыезде. Помимо Умара Заробекова и Вячеслава Липезина основными фигурантами расследования являются экс-заместители последнего Любовь Лопатина и Игорь Кудрявцев. Первоначально все они обвинялись в хищении более 322 млн рублей, выделенных мировым и районным судам Москвы на оплату услуг участвовавших в процессах переводчиков. Сомнительные переводы курировал лично Александр Лебедев. Уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере) было возбуждено в марте 2015 года после соответствующей проверки Совета судей Москвы. Тогда же господа Липезин, Лопатина и Кудрявцев были заключены под стражу.

В рамках коррупционных схем Судебного департамента Вячеслав Липезин через сообщника Кудрявцева договорился с директором ООО "Рабикон К" Умаром Заробековым о хищении выделяемых из бюджета денег. После этого подельники организовали изготовление подложных решений судов о привлечении переводчиков и оплате их услуг. При Александре Гусеве госпожа Лопатина курировала в управлении финансовый блок, отдавая указания бухгалтерии оплачивать поддельные судебные постановления о выплатах переводчикам. Заробеков заключил досудебное соглашение о сотрудничестве, в рамках которого признал свою вину и дал показания на предполагаемых сообщников.

Позднее с делом были соединены эпизоды, связанные с аналогичными хищениями в судебной системе Мособласти. По нему в розыск были объявлены экс-начальник регионального судебного управления Валерий Кузьмич и его заместитель Евгения Титова, которых в сентябре 2015 года задержали в Белоруссии, а затем экстрадировали в Россию. Правда, Кузьмич обвиняется в хищении «всего» 500 млн рублей, а Липезин — в три раза больше.

Александру Гусеву до сих пор обвинение не предъявлялось. Чтобы понять, куда делись сотни миллионов по «делу переводчиков», нужно привести простые цифры. Легальный доход Александра Гусева в Судебном департаменте в 2000 году составил 208 тыс рублей. При такой скромной зарплате Гусев и его супруга, сотрудница АНО «Высший экспертно-квалификационный комитет» Ольга Георгиевна Гусева оформили в собственность две элитные квартиры в Москве — 96 квадратных метров на Тверском бульваре, дом 3, и на 2-м Войковском переулке, дом 11, корпус 1. Сам Гусев также стал владельцем домов и земельных участков под строительство в Химкинском и Одинцовском районах.

В 2004 году «белая» годовая зарплата Гусева в Судебном департаменте выросла до 520 тысяч. При этом его дочь Марина Александровна Гусева въехала в 3-комнатную квартиру в элитном доме 30/1 по улице Бронной. Жена Гусева возглавила ТСЖ «Патрики», зарегистрированное в той же квартире.

Ольга Гусева также стала собственницей роскошной 5-комнатной квартиры на Левшинском переулке, 7-1. Общая площадь этих судебных хором — 134 квадратных метра, рыночная стоимость — $3 млн. Опрошенные агентство «Руспрес» эксперты не смогли указать никаких законных способов, которые бы позволили семье Гусевых заработать эту сумму.