Власть
12.12.2014

Трехглавый "Газпром": Сироткин, Михайлова, Селезнев

Трехглавый "Газпром": Сироткин, Михайлова, Селезнев
  • Кирилл Селезнев. Фото "Ъ"
Подряды уходят "триумвирату", а Миллер не у дел
В «Газпроме» образовался триумвират, который вскоре может обойти председателя правления Алексея Миллера по своей влиятельности. Начальник департамента по управлению корпоративными затратами Михаил Сироткин, его жена — начальник департамента по управлению имуществом Елена Михайлова, и своеобразный «глава» этого семейства, член правления «Газпрома» Кирилл Селезнев правдами и неправдами расчистили себе место в «верхушке» газового монополиста. Однако эти усилия себя оправдали. Триумвирату топ-менеджеров удалось взять под свой контроль всю подрядную политику «Газпрома». Теперь желающим заключить контракт необходимо не только принять участие в конкурсе, но и значительно заинтересовать представителей этого триумвирата. Не забывают топ-менеджеры и о своих интересах. Десятки миллиардов уходят на счета компаний, которые принадлежат лицам, аффилированным с Сироткиным, Михайловой и Селезневым.

Работа на мафию или ничего не слышу

Михаил Сироткин родился в 1972 году в Чебоксарах в семье известного ученого-физика, профессора Владимира Сироткина. Вместе с папой еще юный Миша успел поездить по миру, в частности, побывал в Алжире, где преподавал Сироткин-старший. Закончив школу Михаил поступил в Чебоксарский госуниверситет, который закончил в 1995 году. Понятно, что молодые годы сын профессора проводил как и другие юноши-мажоры. Чтобы он не пошел по плохому пути, семья увезла его в Санкт-Петербург, подальше от сомнительной кампании. В Северной столице первым местом работы Михаила Сироткина стало ООО «Транспортная финансовая компания» (ТФК) — структура довольно занимательная. Она занималась сделками с недвижимостью, транспортно-экспедиционными услугами, транспортным консалтингом, лесопереработкой. А единственным учредителем ТФК являлась региональная общественная организация глухих инвалидов «Дакти». «Дакти» в 1990 и начале 2000 годов была основной организацией в Санкт-Петербурге, которая использовалась крупными компаниями для ухода от уплаты налогов при помощи фиктивного приема на работу инвалидов.

Освоив навыки оптимизации налогообложения, в 1998 году Михаил Сироткин перешел на работу в ООО «Информационно-юридическое бюро «Петер», которым владел один из самых крупных теневых дельцов Санкт-Петербурга того времени Илья Трабер, более известный в криминальном мире как Антиквар. Бытует мнение, что и ТФК принадлежало Антиквару.

Трабер имел огромные связи как среди чиновников, так и среди представителей криминального мира. Практически ни один крупный бизнес северной столицы не обходился без его участия.

К приходу Сироткина в «Петер» это бюро уже было совладельцем ЗАО «Петербургская топливная компания» (ПТК). Другим крупным акционером ПТК являлась компания «Петролиум», принадлежавшая одному из лидеров малышевской группировки Геннадию Петрову. А как только в Санкт-Петербург после длительного лечения от пулевых ранений вернулся «ночной губернатор» города Владимир Кумарин (позднее сменивший фамилию на Барсуков), он занял пост вице-президента ПТК.

Вот с такими весьма необычными для молодого юриста персонажами приходилось иметь дело Михаилу Сироткину. Тут хочешь не хочешь, запишешься в общество глухих. Пара услышанных случайно фраз в этой компании вполне могла стоить жизни.

В конце 1990 годов, вскоре после убийства вице-губернатора Михаила Маневича, курировавшего деятельность Морского порта Санкт-Петербурга, Илья Трабер занялся окончательным поглощением крайне прибыльного актива. И делал это весьма успешно. Основным акционером «Морского порта» стал офшор Nasdor, действовавший через управляющую компанию «ОБИП» (ЗАО «Объединение банков, инвестирующих в порт»), которая полностью принадлежала Траберу. А Михаил Сироткин из «Петера» был переведен на должность начальника юротдела «ОБИП». В 2001 году он стал замначальника управления имуществом Морского порта, но пробыл в этой должности недолго.

В том же 2001 году Сироткин перебрался в Москву, в кресло замначальника юридического департамента «Газпрома». Он вошел в команду нынешнего главы газового монополиста Алексея Миллера, который тоже одно время занимал руководящие должности в морском порту.

Однако, несмотря на приличный опыт работы и хорошие позиции в команде, Сироткину никак не удавалось занять пост руководителя департамента, хотя другие петербургские соратники Миллера получали повышения. Ему откровенно не везло. Сначала он «сидел» в юридическом департаменте под однокашником Дмитрия Медведева Константином Чуйченко. В 2003 году после скандального ухода с поста руководителя департамента имущества Александра Красненкова Алексей Миллер назначил Сироткина и.о. начальника этого департамента, но тот так и не смог избавиться от приставки «исполняющий обязанности». На должность начальника департамента была назначена Ольга Павлова (коллега Владимира Путина по работе в мэрии), а Сироткин стал ее заместителем.

В 2003 году Сироткин был назначен главой питерского ЗАО «Росшельф» (контролируется Газпромом). И в этот же период руководство газового монополиста распорядилась, чтобы ООО «Межрегионгаз» передало все имущество, находящееся на его балансе, в «РШ-Центр» — дочернюю структуру ЗАО «Росшельф». В «Межрегионгазе» за передачей активов наблюдала менеджер Елена Михайлова, которая в сентябре 2003 года стала официальной женой Михаила Сироткина.
 
От самого коррумпированного генерала МВД до "Газпрома"

mihaЕлена Михайлова (на фото) родилась в 1977 году в Псковской области, закончила Московский государственный индустриальный университет по специальности «юриспруденция». Еще будучи студенткой, в 1997 году, она устроилась на работу в только что созданное Управление торговли МВД РФ. Данное управление появилось на свет по инициативе замминистра Владимира Дурбажева — одного из самых коррумпированных генералов министерства внутренних дел того времени. Уже в 1998 году Дурбажев был арестован Генпрокуратурой за масштабные хищения, после чего управление не просуществовало и года.

Следующим местом работы Михайловой стала юридическая фирма «Частное право», которое является «дочерней» структурой адвокатского бюро «Казаков и партнеры». Бюро было создано адвокатом Дмитрием Казаковым и бывшим вице-президентом компании СИБУР Андреем Трушиным — давним и преданным другом топ-менеджера «Газпрома» Кирилла Селезнева. Неудивительно, что «Частное право» и «Казаков и партнеры» принимали участие во всех проектах Селезнева, связанных с энергетической сферой, в частности, обслуживали «Газпром».

Чаще всего на работу с топ-менеджерами газового монополиста делегировались молодые и симпатичные юристки этой юрфирмы и адвокатского бюро. Не стала исключением и Елена Михайлова.

В 2003 году Кирилл Селезнев был назначен главой «Межрегионгаза» — холдинга, управляющего региональными газовыми и энергосбытовыми компаниями ОАО «Газпром». Он сразу же начал сложные манипуляции по переводу абсолютно всех активов региональных сбытовых компаний под прямой контроль головного офиса. На помощь была привлечена команда юристов «Частное право» и «Казаков и партнеры», среди которых была и Елена Михайлова. И эта милая девушка в возрасте 26 лет сразу была назначена заместителем гендиректора Селезнева по корпоративным и имущественным отношениям «Межрегионгаза».

В задачу Михайловой входило перевести все эти активы вначале в «дочку» «Росшельфа» (возглавляемого Сироткиным), а потом уже непосредственно в «Межрегионгаз». Во время этого сложного пути, часть активов загадочно «потерялась». Позже подобная судьба ждала и еще ряд других активов. Как, например, принадлежавший «Мосэснерго» (дочерняя структура «Газпрома») комплекс зданий на Раушской набережной, который в два раза ниже рыночной цены был продан ООО «Интерцессия» — дочерней структуре «Частного права».

Кириллу Селезневу явно понравилось сотрудничество по распилу газпромовских активов в сотрудничестве с парой Сироткин-Михайлова, и он взял их под свое «крыло». Причем, последовательно «вел» их на те места в структуре газового монополиста, которые помогут контролировать все тендеры.

Миша-один-процент

После долгих и сложных аппаратных интриг, в 2010-2011 годах происходит следующая рокировка. Сироткин с поста замначальника департамента имущества переходит на должность главы тендерного комитета, а потом становится руководителем департамента по управлению корпоративными затратами. В новом статусе они вместе с Селезневым буквально выживают из «Газпрома» начальника департамента имущества Ольгу Павлову, а ее место занимает супруга Сироткина Елена Михайлова (в 2012 году он стала еще и членом правления «Газпрома»). Таким образом и сложился влиятельный триумвират в газовом монополисте, к которому на поклон должны идти почти все фирмы, желающие получить контракт от «Газпрома».

Среди постоянных победителей тендеров «Газпрома» значится ООО «СГК-Автоматизация». Эта структура входит в «Стройгазконсалтинг», который ранее контролировал предприниматель Зияд Манасир. В 2012-2013 году «СГК» и ее «дочки» фактически были отодвинуты от бизнеса с «Газпромом». Но, как только Манасир продал контрольный пакет акций в «СГК-Автоматизации», отношения с этой структурой были возобновлены. Правда, для этого пришлось достичь определенных договоренностей с Сироткиным. Он проявил благосклонность, правда, речь идет пока о не очень крупных контрактах, их даже и близко нельзя сопоставить с объемом средств, которые ранее получала «СГК-Автоматизация» при Зияде Манасире.

Условия получения таких контрактов можно отследить по одному из банковских счетов, которым пользуется Михаил Сироткин. Так, вскоре после победы «СГК-Автоматизация» на конкурсе весной 2014 года («разыгрывался» контракт на сумму 87 млн рублей) на этот счет поступило 827 тысяч рублей. В конце апреля «СГК-Автоматизация» после конкурсов получило право заключить несколько контрактов с «Газпромом» на 1 млрд рублей, и на счет «капнуло» 9,5 млн рублей. 30 мая «СГК-Автоматизация» вновь выигрывает тендеры (общая сумма контрактов 330 млн рублей), и через пару недель счет Сироткина пополняется на 3,7 млн рублей.

Несложно подсчитать, что поступающие вскоре после тендеров суммы составляют примерно 1% от суммы полученного «СГК-Автоматизация» контракта.

Другая активно лоббируемая Сироткиным компания — «Группа ГМС». В июле 2014 года ОАО «Гипротюменнефтегаз» («дочка» «Группы ГМС») подписало договор с добывающим подразделением ОАО «Газпром» — ООО «Газпром добыча Ноябрьск» на выполнение комплекса проектно-изыскательских работ по реконструкции Комсомольского нефтегазового месторождения. Сумма сделки составила почти 350 млн рублей. А незадолго до этого состоялось путешествие Михаила Сироткина и президента «Группы ГМС» Артема Молчанова в Италию на частном самолете. Интересно, о чем же они беседовали накануне тендера в салоне бизнес-джета?

Последнее время конкурсы «Газпрома» стала часто выигрывать словенская компания Comita d.d. А произошло это после тесного общения Сироткина с представителями этой компании во время сочинской Олимпиады.

Именно при участии Сироткина, Михайловой и Селезнева из бизнеса с «Газпромом» был вытеснен Зияд Манасир. Часть контрактов, ранее достававшиеся его СГК, стало получать ООО «Газэнергосервис», которое контролируется сводным братом Кирилла Селезнева Иваном Мироновым. Другая же часть досталась «Стройгазмонтажу» (СГМ), который в результате стал абсолютным лидером по полученным от «Газпрома» контрактам.

Кстати, на свет СГМ появился тоже после весьма странной сделки. В 2008 году «Газпром» признал «непрофильными» пять своих крупных дочерних структур: «Краснодаргазстрой», «Волгогаз», «Ленгазспецстрой», «Спецгазремстрой», «Волгограднефтемаш», и они были проданы по стартовой цене (8,3 млрд. рублей) только что созданному ООО «Стройгазмонтаж».

В 2013 году, когда газпромовский триумвират заканчивал вытеснение Манасира из бизнеса с «Газпромом», топ-менеджеры монополии решились и на вовсе скандальный шаг. Сироткин инициировал отмену 260 тендеров на ремонтные работы на общую сумму в 112 млрд рублей. Заказы было предложено на бесконкурсной основе передать все тому же «Стройгазмонтажу».

Таких примеров можно приводить еще очень и очень много. Все условия получения контрактов (от 1% до доли в компании) на рынке хорошо известны. О них разве что объявления в газете не печатают — называя «откатами». Однако Селезнев, Сироткин и Михайлова почему-то считают, что их нынешний статус в «Газпроме» позволяет наплевать даже на соблюдение минимальных приличий при осуществлении криминальной деятельности. Или они надеются, что Алексею Миллеру и Владимиру Путину сейчас просто не до них?

Анна Панченко