Финансы
09.08.2017

$227 млн Потанина пропали в пустыне Калахари

$227 млн Потанина пропали в пустыне Калахари
  • Эмир Дубая Мохаммед ибн Рашид Аль Мактум. Фото IBTimes UK, "Газета.ру"

Ботсванские успехи «Норильского никеля» отпугнули даже дубайских жуликов

Иск на $227 млн, поданный корпорацией «Норильский никель» против правительства Ботсваны в британский суд — закономерный итог африканской авантюры Владимира Потанина. Скупая сырьевые активы, компания в итоге оказалась с неликвидным имуществом, который может быть национализирован.

Экспансия «Норильского никеля» в Ботсвану началась в 2007 году в результате покупки канадской корпорации LionOre Mining International — крупного производителя никеля с предприятиями и шахтами в Западной Австралии, Ботсване и Южной Африке. Этой сделке предшествовала настоящая схватка «Норильского никеля» с Xstrata — международной горнопромышленной корпорацией, которая также пыталась купить LionOre. В результате цена компании неожиданно взлетела с первоначальных $ 4,77 млрд до $6,5 млрд. О том, что LionOre была явно переоценена (а, возможно, и действовала заодно с Xstrata) предупреждал тогдашний совладелец (29% «Норникеля») Михаил Прохоров, выступавший категорически против такой покупки. Но благодаря настойчивости Владимира Потанина сделка состоялась, «Норникель» остался с сомнительным активом, его акционеры — без дивидендов, а обиженный Прохоров через год продал свои акции Олегу Дерипаске.

Время для приобретения LionOre Mining было выбрано крайне неудачно — на пике сырьевого бума, кончившегося через год после покупки. Австралийский рудник Black Swan пришлось законсервировать, а затем продать.

В Ботсване, где у «Норильского никеля» оказались 85% компании Tati Nickel (остальные 15% уже тогда принадлежали государству) ситуация развернулась по африканскому сценарию. Несмотря на то, что Transparency International долгое время представляла страну в качестве образцовой на континенте, а ее рейтинг превышал показатели Южной Африки, Испании и Италии, «Норникель» встретил здесь достойных конкурентов, начавших процесс «ползучей национализации» российского имущества.

На рубеже 2013-2014 годов Владимир Потанин начал переговоры с правительством Ботсваны о продаже мажоритарной доли. Номинально это объяснялось намерением избавиться к 2016 году от зарубежных и непрофильных активов. Компания в результате собиралась выручить $1 млрд, которые планировалось выплатить в качестве спецдивидендов акционерам (они так и не дождались выплат из-за покупки LionOre).

На роль покупателя была подобрана местная корпорация BCL (Bamangwato Concession Limited), полностью принадлежащая государству. Она пообещала заплатить «Норильскому никелю» $337 млн, после чего получила контроль над активом. В российской компании тоже планировали быстро разобраться с проблемой.

«Мы ожидаем закрытие сделки в ближайшие месяцы — после завершения процесса согласований регулирующими органами», — говорил в апреле 2015 года первый заместитель генерального директора ГМК «Норильский никель» Павел Федоров.

Только вот на самом деле деньги «Норильскому никелю» не пришли, вместо этого в октябре 2016 года правительство Ботсваны начало ликвидацию BCL. «Норникель» подождал еще немного, но воевать на чужой территории не решился и отправился в ноябре 2016 года в Лондонский суд с иском на $277.2 млн. Все это время Владимир Потанин не терял надежду найти хоть какого-то покупателя на свои африканские активы. В конце концов заинтересовался консорциум инвесторов из Дубая Emirates Investment House. Его представляли подразделением инвестиционной империи Emirates Huhs Group, которая приобретает ботсванский актив в интересах семьи эмира Дубая Мохаммеда ибн Рашида Аль Мактума, к которой, в свою очередь, якобы был близок  председатель совета директоров холдинга Абдулла Мангуш.

Сомнения в финансовых возможностях бизнесменов Дубая вызвали их намерения не платить за актив, а лишь начать поиск денег — в случае положительного решения. Но настоящий удар по предполагаемой сделке нанес недавний меморандум Международного валютного фонда (МВФ,) в котором операция была названа нетранспарентной и вызывающей вопросы к покупателям из-за их способности оплатить актив.

«Норильский никель» выглядит не только пострадавшим, но и униженным. МВФ в споре Ботсваны с российской компанией выступает против «Норильского никеля», так как решение Лондонского суда может обанкротить целую страну в Африке, подчеркивает «Версия».

Как ранее сообщало агентство «Руспрес», переоценка покупки LionOre наряду с обесцениванием акций ОГК-3 стала главными причинами убытков «Норникеля» в 2007 году. Общая сумма списаний по ним в годовой отчетности холдинга составила около $1,9 млрд.