Финансы
13.07.2017

Ретейлер из Сен-Тропе

Ретейлер из Сен-Тропе

  • Дмитрий Костыгин. Фото Сергей Николаев/Интерпресс/PhotoXpress
Иск ВТБ застал основателя "Юлмарта" Костыгина на французском курорте
В Сен-Тропе арестована вилла Дмитрия Костыгина, одного из основателей «Юлмарта». Таким образом, французский суд поддержал решение Дзержинского райсуда Санкт-Петербурга о принятии обеспечительных мер по иску ВТБ к бизнесмену, задолжавшему банку в качестве поручителя более 650 млн рублей. «Пули свистят и заставляют пригибаться»,— заявил сам господин Костыгин, утверждающий, что у него нет недвижимости на курорте.

Как сообщает "Ъ", ходатайство в Высокий суд города Драгиньян (Франция) представители ВТБ — а интересы банка представляет юридическая компания Morgan, Lewis & Bockius LLP — направили 30 июня. В заявлении, которое поступило во Францию по линии Минюста РФ, сообщалось, что ранее Дзержинский райсуд Санкт-Петербурга принял к производству иск ВТБ о взыскании с Дмитрия Костыгина как с поручителя по кредиту более 650 млн рублей. В свое время банк открыл НАО «Юлмарт» кредитную линию на 715 млн рублей, однако своих обязательств полностью заемщик не выполнил. Сейчас сумма долга с набежавшими на него процентами выросла до 661,5 млн рублей. Дзержинский райсуд вынес решение об аресте активов господина Костыгина, состояние которого оценивается в рейтинге Forbes в $550 млн.

В суде Драгиньяна юристы потребовали наложить обеспечительные меры на 100% акций компании SCI Symphony K, которой, по данным кредиторов, владеют Дмитрий Костыгин и его супруга Светлана. На компанию, в свою очередь, записана двухэтажная вилла в стиле римского палаццо, с большим бассейном и парком вековых деревьев.

5 июля суд принял решение об удовлетворении заявления юристов ВТБ. Вчера судебный пристав-исполнитель осуществил саму процедуру ареста — акции SCI Symphony K были заблокированы, а Светлана Костыгина, которую пристав застал в их загородном имении, получила от него уведомление о вынесенном в отношении имущества супругов судебном приказе. В документах, сопровождающих исполнительное производство, говорится, что после вмешательства французского правосудия долг господина Костыгина, составляющий более €9,9 млн, немного вырос, так как несколько сотен евро потребовалось на оформление судебных и исполнительных документов. Исполнительным производством на курорте занимаются члены ассоциации судебных приставов, входящих в местное объединение лиц свободных профессий. Во всяком случае, так указано в их документах.

«Это называется стрельба по-македонски, с двух рук. Пули свистят и заставляют пригибаться»,— заявил Дмитрий Костыгин, отметивший, что «в ВТБ народ профессиональный». По его словам, по иску ВТБ судебные приставы арестовали «пару банковских счетов», а также «всякие мелочи». Информацию об аресте его виллы в Сен-Тропе господин Костыгин отрицает. По его словам, на французском курорте у него нет дома. «Может, там есть вилла Косыгина, и мне приписывают несметные сокровища партии?» — сыронизировал бизнесмен. Сам он, по его словам, находится в Санкт-Петербурге и работает. «В итоге все обязательства будут в любом случае исполнены»,— заверил он.

«Мы удовлетворены решением Высокого суда города Драгиньян об аресте имущества господина Костыгина во Франции, который является поручителем по кредитам группы компаний "Юлмарт". Наша основная цель при работе с проблемной задолженностью — возврат кредитных средств банка. Мы намерены добиваться возврата долга всеми доступными методами в соответствии с законодательством»,— заявили, в свою очередь, в пресс-службе ВТБ.

****

Юла "Юлмарта"

Дмитрий Костыгин режиссирует разорение интернет-ритэйлера с "выхлопом" для себя

Руководство крупнейшего российского онлайн-ретейлера «Юлмарт» делает громкие заявления по топовым темам. Так, недавно Дмитрий Костыгин заявил, что с 1 сентября 2017 года планирует принимать к оплате биткоины. По его словам, криптовалюта «помогает бороться с поддельными товарами», а «покров таинственности, окружавший биткоин три года назад, значительно уменьшился».

Зато эта самая таинственность прямо-таки накрывает и Костыгина, и ситуацию с «Юлмартом». Сегодня компания находится на грани разорения, до которого её довёл сам же Костыгин. Давайте уж и тут приподнимем «завесу» над ловкостью рук миллионера, очень любящего чужие деньги.

Было ваше, стало наше

Еще несколько лет назад «Юлмарт» был бурно развивающейся компанией. Более того, в СМИ даже проходила информация о том, что не позднее 2018 года ретейлер готовится выйти на IPO. По итогам 2013 года журнал Forbes назвал «Юлмарт» крупнейшим онлайн-магазином России, а еще через год поместил на третью строчку рейтинга крупнейших интернет-компаний страны, после «Яндекса» и Mail.ru.В 2016 году в открытии центра исполнения заказов «Юлмарта» принял участие губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко, который называл «Юлмарт» стратегическим партнером города.

Но такое агрессивное развитие, превращение «Юлмарта» в гиганта онлайновой торговли, происходило исключительно за счёт постоянного кредитования на стороне. Принцип «работать на чужих деньгах» сам по себе не так и плох при соблюдении одного, но важного условия: собственная прибыль должна перекрывать процентные ставки. Если это не так, то бизнес быстро «накроется». Маленькие и гибкие компании, с небольшим количеством долговых обязательств могут продолжать перекредитовываться, закладывать имущество, реструктурировать долги. Но «Юлмарт» к подобным отнести никак нельзя даже с очень большой натяжкой. Крупнейшим кредитором «Юлмарта» является Сбербанк, который в марте 2016 года открыл ретейлеру возобновляемую кредитную линию на 1 млрд рублей. Однако очень скоро выяснилось, что «Юлмарт» из-за внутреннего корпоративного конфликта вплотную приблизился к банкротству, и осенью 2016 года Олег Морозов (кто это такой, мы объясним ниже), подал заявление о банкротстве ретейлера. Это было прямым нарушением ковенанта кредитного соглашения и Сбербанк через суд потребовал вернуть кредит. На сегодняшний день ретейлер должен Сберу более 2,4 млрд рублей (с учётом долга по факторингу).

Однако фактический владелец «Юлмарта» — Дмитрий Костыгин — урегулировать дело с задолженностью не торопится. В качестве ответного шага Костыгин сначала подал встречный иск к Сбербанку, затем стал угрожать 10-тысячной демонстрацией своих сотрудников перед офисом банка. Такое поведение выглядит странным только на первый взгляд. На самом деле ситуацию банкротства «Юлмарта» Костыгин вероятно давно планировал.

Лети с приветом — вернись с ответом

О методах Дмитрия Костыгина известно по истории с продажей сети гипермаркетов «Лента». Если основной совладелец сети Август Майер получил за свои 40,6% акций $1,06 млрд, то его российский партнер Костыгин всего за 1% ценных бумаг — около $260 млн. И личное обещание господина Мейера впредь вести общий бизнес в соотношении 50 на 50.

Подготовка фиктивного банкротства «Юлмарта» началась в марте прошлого года. Её можно проследить по корпоративной переписке руководства компании, в которой обсуждается план «банкротства» ретейла.

Из переписки Костыгина со своими партнёрами:

«Эскизный план такой. В пятницу 18 марта подаём исковое в России от меня (т.е. от Костыгина. — Ред.) к НАО «Юлмарт» о возврате займа. И развиваем эту тему. В понедельник-вторник 21–22 марта перевыбираем совет директоров на Мальте, после этого, возможно, довыбираем совет директоров в России. В пятницу, 25, совет директоров на Мальте может принять решение о неплатёжеспособности ...В принципе, если на Мальте все долги конвертировать и донести от нас денег, то это прямое и крепкое решение. Минус только, что если они будут оспаривать, то это годами может длиться. А Россию будем развивать для подстраховки ситуации».

0podmini1-970004636456457546456456345357257
Просмотреть изображение в полном размере

То, что переписку вёл именно Костыгин, подтверждается тем фактом, что электронный адрес Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. , с которого пришло письмо, прямо указывается, как принадлежащий Костыгину в его открытом обращении к президенту РФ, отправленном ещё в 2010 году по поводу скандальной истории с гипермаркетом «Лента».

Из переписки по «Юлмарту» становится понятно, что банкротство компании — сознательное решение Дмитрия Костыгина, планирующего запустить одновременную процедуру и в России, и на Мальте, чтобы уж наверняка. Он, похоже, и не собирался платить по кредитам, которые как раз в этот момент и брал у ничего ещё не подозревающего Сбербанка.

План, у которого есть признаки фиктивного банкротства, обретает более конкретные очертания, когда Костыгин для его организации привлекает сразу две юридические фирмы: Pen & Paper и Фукау.

Из письма адвоката Pen & Paper Дмитрию Костыгину:«Дмитрий, добрый день. Иск о взыскании займа готов. Ждём от Вас только ФИО и контактные данные лица, которое будет выступать истцом».

И тут же Костыгину присылают справку, поименованную в теме письма как «методическая пугалка».

Из письма Дмитрию Костыгину от 16 марта 2016г. (копия адвокату из Pen&Paper):

«В приложении справка по основаниям привлечения к субсидированной ответственности в рамках законодательства о банкротстве. С учетом того, что совет директоров избран недавно, пугалка для оппонентов сомнительная... Тем не менее, институт очень интересный».

yu2-mm-4365765487645665758754563543567562
Просмотреть изображение в полном размере

Получается, что нанятые Костыгиным юристы изначально были осведомлены о фиктивности предстоящих действий с компанией. Для того, чтобы дело выгорело наверняка, Костыгин решает привлечь к процедуре своего знакомого — некоего Олега Морозова. Именно ему и предстоит выступить истцом, о котором упоминает адвокат из Pen & Paper.

Из переписки:

«Давайте Морозова Олега задействуем для переуступки займа. И завтра к исковому ещё небольшое письмо типа, что в сложившейся ситуации из-за действий Васинкевича и Никитина (эти фамилии совпадают с фамилиями других акционеров «Юлмарта» — Ред.), когда в течение нескольких недель наступит событие перекредитования/продления с тем или иным банком и компания не сможет это осуществить, что вызовет резкое увеличение просрочек поставщикам и остановку поставок товара.

(Нет смысла сидеть сложа руки и ждать). Фактически вынужден переуступить долг, и Морозов начинает взыскание. Это даёт шанс, что процедура неплатёжеспособности будет профессиональной и позволит всем кредиторам и владельцам получить максимально возможный возврат средств».

yu3-mm-4365765487645665758754563543567562
Просмотреть изображение в полном размере

Поясним: ещё в феврале 2015 года сам Костыгин кредитует «Юлмарт» на 250 млн рублей. Срок кредита — один год. В 2016 году Костыгин решает продать долговые обязательства «Юлмарта» своему другу Морозову, чтобы тот обратился в суд сначала с требованием погасить кредит, а затем — и с иском о банкротстве всего «Юлмарта». Причем договор был заключен таким образом, что права требования Морозов получал сразу, а заплатить за них мог через два года (такая отсрочка была прямо прописана в договоре). То есть Костыгину возврат долга, видимо, был не особенно нужен.

Удивительно выглядит и хронология дела: 14 марта 2016 года Костыгин уходит с поста председателя совета директоров компании, 15 марта передаёт право требования долга в 250 млн рублей Олегу Морозову, 16 марта Морозов начинает требовать долг, а потом подаёт иск о банкротстве.

Но тут спланированный сценарий банкротства дает первый сбой — суд не признал действительной сделку по продаже долга и прямо указал: «Морозов О.В. воспользовался правом требования возврата задолженности НАО «Юлмарт», появившимся у него в результате заключения договора цессии, единственно с тем, чтобы обратиться в суд с заявлением о введении в отношении НАО «Юлмарт» процедуры банкротства».Интерес вызвал и факт, что Морозов, зарабатывающий 42 тысячи рублей в год, не мог себе позволить покупку миллиардного долга «Юлмарта».

Однако Костыгин от схем банкротства не отказался. При этом он опираетсяна поддержку менеджмента «Юлмарта», с которыми продолжает переписываться, но призывает к осторожности, давая распоряжение «почту по Ю. («Юлмарт» - ред.) удалять после прочтения». А сотрудники, по-видимому, прилагают все усилия к тому, чтобы помочь нанятым юристам утопить «Юлмарт». Юристы получают неограниченный доступ ко всей внутренней документации компании.

Из переписки Костыгина с менеджерами: «Со своей стороны подтверждаю необходимость предоставления доступа ко всем документам группы «Юлмарт» (в т.ч. в комнату данных) для коллег из Pen & и Фукау».

Также внутри группы компаний обсуждаются схемы «финансирования Ю через новый торговый дом». То есть, создание очередных «рогов и копыт» с зиц-председателями, на которых можно сбросить издержки, набив собственные карманы. Из переписки менеджеров с Костыгиным: «Также остается вариант создать новую компанию. Однако для этого нам требуется кандидатура учредителя...»

Интересно, что чуть позже заявления Морозова в Арбитражный суд Санкт-Петербурга поступает ещё несколько исков о признании «Юлмарта» банкротом — от ООО «Консультационная группа «Санация» и ООО «Балтийская электронная площадка». Они требуют погасить долги в 50 и 100 млн рублей соответственно. Фактическим владельцем этих компаний является Алексей Васильев — давний партнёр и приятель Дмитрия Костыгина, с которым они профессионально пускали ко дну вполне жизнеспособные компании. Свои услуги по намеренному банкротству Васильев, похоже, оценил весьма недёшево: $153 тыс за «Юлмарт» и $100 тыс за «Дикую орхидею».

Из письма Алексея Васильева Костыгину:

«Дмитрий, добрый вечер. Улетаю в отпуск до 15.09.16. В приложении итоговый счёт по Ю. и по ДО.
По Ю — $153 тыс (10 млн рублей)
По ДО — $100 тыс (итоговый счёт)
С уважением, Алексей Васильев».

Не играйте с государством в азартные игры

Серьезной ошибкой махинаторов стало получение кредита от государственного финансового учреждения — Сбербанка, за который Костыгин начал борьбу уже запустив схемы по банкротству. Конечно,он изначально не собирался отдавать этот долг, твёрдо уверенный в том, что банкротство «Юлмарта» неотвратимо. «Это уже не имеет большого значения, поскольку компания стремительно катится к процедуре неплатёжеспособности», — пишет Костыгин в одном из своих писем от 9 марта 2016 года. То есть, ещё до уходас поста председателя совета директоров компании и передачи прав на долги Олегу Морозову. Но как раз попытка Морозова обанкротить «Юлмарт» за какие-то 250 млн вызвала серьёзные подозрения у руководства Сбербанка, который рассчитывал получить с ретейлера 2,4 млрд рублей, по буквально накануне выданному кредиту.

Поэтому, как только Морозов обратился в Арбитраж, туда же иск об оспаривании договора цессии (передачи долга) подал и Сбербанк. Однако, поскольку суд в результате разрешил Морозову банкротить «Юлмарт», Сбербанк, обеспокоенный положением дел у ретейлера, решает досрочно истребовать выданные компании в кредит деньги.

И вот тут Дмитрий Костыгин разошелся по полной, засыпав СМИ заявлениями о том, что Сбербанк пытается обанкротить его компанию. Но никто как-то не задался вопросом — почему государственный банк должен отвечать за ошибки (или намеренные подлоги?) руководства ретейлера. Есть все основания полагать, что для получения кредита в Сбербанке Дмитрий Костыгин мог представить сфальсифицированные данные о финансовом состоянии своей компании. Ведь, знай банкиры заранее о том, какие дела творятся внутри «Юлмарта», не видать Костыгину кредитных миллиардов. Сбербанк никогда бы не предоставил кредитную линию несостоятельному заёмщику.

Иски о банкротстве, скорее всего являющиеся подставными, встревожили и других кредиторов ретейлера. С заявлениями о банкротстве «Юлмарта» обратились банк «Уралсиб» и ВТБ. «Мы не получили от Дмитрия Костыгина никаких конкретных предложений по урегулированию задолженности компании», — заявили в ВТБ, пояснив, что именно поэтому были вынуждены обратиться в суд. Однако Костыгин продолжает хорохорится, заявляя, что убежден в достижении мирных договоренностей с ВТБ.

На этом фоне весьма картинно выглядят заявления Дмитрия Костыгина о том, что Сбербанк пытается обанкротить его компанию. Давайте еще раз вспомним хронологию — государственный банк начал защищать свои интересы в суде уже после того, как друг Костыгина Морозов подал заявление о банкротстве «Юлмарта».

Нельзя не отдать должное актёрскому мастерству Дмитрия Костыгина, который умеет красиво пускать пыль в глаза, блефовать и пиариться. К примеру, «Юлмарт», уже стоя на пороге банкротства,выступал спонсором таких явно недешёвых мероприятий, как Петербургский международный экономический форум и конференция в Давосе. Костыгин анонсировал и скорый выход «Юлмарта» на IPO, что могут позволить себе только финансово устойчивые компании с положительным балансом и значительными резервами. Однако ничем таким в «Юлмарте» и не пахло уже полтора года назад. Теперь вот заявления о биткоинах. Не иначе, как Костыгин пытается подать знак Грефу, известному любителю криптовалют, мол «мы с тобой одной крови». Но забывает, что Греф и представитель государства, а значит будет драть три шкуры с мошенника, невзирая ни на какие мотивы и пользуясь всем государственным репрессивным аппаратом. Апреднамеренное банкротство компании является в России уголовно наказуемым деянием (ст. 196 УК РФ).

И первые уголовные дела в отношении работников «Юлмарта» уже есть. На сегодняшний день странные манёвры с кредитными средствами, смена руководства и передача долгов третьим лицам привели к возбуждению уголовных дел против основателя «Юлмарта» Алексея Никитина и гендиректора компании Сергея Федоринова. Последний, кстати, в своё время весьма недвусмысленно пояснил свою позицию Костыгину относительно того, что творится в «Юлмарте».

Из письма гендиректора «Юлмарта» Сергея Федоринова Дмитрию Костыгину:

«Я хорошенько подумал, и моё решение — уходить из компании. Это не эмоция, не кривляние и не демонстрация какой-то позы. Это абсолютно осознанное и продуманное решение. Поясню. Мне понятно, что, несмотря на затруднительную финансовую ситуацию, положение в компании точно не критическое, но изменения решительно необходимы... На сегодня фактически ты уже начал активно проводить изменения и реорганизацию (особенно распоряжениями по оргструктуре), таким образом ты обозначил, что по факту теперь ты главный не только как акционер и владелец, но и главный с точки зрения оперативного управления. И это самое большое изменение и для компании, и для меня, игнорировать которое и делать вид, что всё как было, — это просто глупо и будет ухудшать ситуацию».

Финал близок?

Дмитрий Костыгин, похоже, начал понимать, что его план окончательно провалился и решил сменить тактику действий в публичном поле. Ещё совсем недавно Костыгин сам мечтавший о банкротстве «Юлмарта», сейчас вовсю пытается обвинить основного кредитора компании — Сбербанк в том, что он фактически перекрывает ретейлеру кислород.

С формальной точки зрения Костыгину вроде как есть за что зацепиться. Ведь поначалу «Юлмарт» исправно платил по кредиту Сбербанка. Но по факту — многочисленные иски о банкротстве, поданные друзьями самого же Костыгина из-за мизерных сумм, кредиторами читаются однозначно: «Юлмарт» нарушает условия кредитного соглашения. И серьезные кредиторы, такие как Сбербанк, вполне логично решают воспользоваться своим правом на досрочный возврат кредита.

Но и тут Костыгин верен себе, всеми силами пытаясь «перевести стрелки», он переходит на личности,заявив о том, что уголовные дела против менеджеров «Юлмарта» были инициированы «тайными» происками отдельных менеджеров Сбербанка. Такой экстравагантный способ улаживания проблем с кредитами вряд ли может способствовать конструктивному диалогу. Тем более, что представители Сбербанка открыто заявляют о большой вероятности урегулирования задолженности «Юлмарта» перед банком и о своей незаинтересованности в банкротстве компании. Да и деньги на погашение долгов у Костыгина есть — в 2016 г. журнал Forbes оценивал состояние Костыгина в $700 млн.

Справка

Костыгин Дмитрий Валентинович — бизнесмен, совладелец компаний «Юлмарт», «Улыбка Радуги», «Дикая орхидея», «Роз Тех», «Рив Гош». По итогам 2016 года занял 121-е место в рейтинге двухсот богатейших предпринимателей России. По версии Forbes, капитал Дмитрия Костыгина оценивается в $700 млн. Родился в г. Арзамас Горьковской области в 1972 году. Родители — представители технической интеллигенции. Поступил в Военно-медицинскую академию, но затем изменил свой выбор и окончил Санкт-Петербургский университет экономики и финансов. Заниматься бизнесом начал в студенческие годы. В начале 90-х торговал всякой всячиной: джинсами, кроссовками, поясами для похудения. В 2003-2005 годах был генеральным директором Ярославского шинного завода. Известность в деловом сообществе Дмитрий Костыгин получил в 2009 году, по итогам противостояния между акционерами торговой сети «Лента». Костыгин владел примерно 1% акций этой компании, но оказал значимое содействие своему партнеру — американцу Августу Мейеру (42,41%). В 2011 году бизнесмены удачно продали свои акции инвестфондам и принялись скупать розничные активы, основная роль в поиске которых принадлежала Дмитрию Костыгину. В 2015 году Дмитрий Костыгин и Август Мейер создали собственный розничный проект — продуктовую сеть «Оптоклуб Ряды», а также оптово-розничный парк «Мезоджи». Имеет гражданство Федерации Сент-Китс и Невис. Отец четверых детей.

Костыгину не откажешь в предпринимательской хватке. Еще будучи школьником, он ездил в Москву за джинсами и кроссовками, которые потом перепродавал в Ленинграде. Учась в Военно-медицинской академии в начале 1990-х, он помогал иностранцам снимать номера в гостиницах, продавал им военную форму, сапоги, шапки-ушанки и даже «двушки» для телефонных автоматов (по $1). Потом, как он сам говорит, «инвестировал то в одно, то в другое». (Forbes)

Август Кристофер Мейер (August Meyer)— экстравагантный мультимиллионер,экс-совладелец сети «Лента», инвестор Dream Industries. В конце 1990-х Мейер попал в поле зрения ФБР, подозревался в связях с мафией. В 1999 купил гражданство Сент-Китс и Невис.

Мейер родился в Иллинойсе и рос в очень богатой семье. Его отец, Август Мейер-старший, наследник медиахолдинга Midwest Television и финансовой компании First Busey, в 1991 году даже входил в список 400 богатейших американцев Forbes. Будущий акционер «Ленты» сначала изучал историю, потом сдал экзамен на юриста и 10 лет проработал в прокуратуре в Сан-Диего. В Америке Мейер так и не обзавелся ни собственным бизнесом, ни семьей. Он много путешествовал и читал книги своей любимой писательницы Айн Рэнд, эмигрантки из России, воспевшей свободное предпринимательство. Неудивительно, что однажды он решил заехать и на родину Рэнд — в Петербург. С тех пор он так здесь и остался. Женился на россиянке, обзавелся детьми и даже отказался от американского гражданства.

Александр Седунов

Источник: mosmonitor.ru, 12.07.2017