Коррупция
17.02.2017

В деле подчиненных Гусева и Лебедева нарисовались Восканян и Ландаренко

В деле подчиненных Гусева и Лебедева нарисовались Восканян и Ландаренко
  • Вячеслав Липезин. Фото "Ведомости", Rusrep.ru
На процессе расхитителей из Верховного Суда держат ответ не заказчики, а исполнители

Первый приговор, вынесенный по так называемому «процессу переводчиков», еще раз продемонстрировал желание председателя Верховного Суда Вячеслава Лебедева и главы Судебного департамента Александра Гусева  замять это дело. Благо, их должности позволяют оказывать влияние на судей, рассматривающих обвинение по факту кражи бюджетных денег под видом оказания переводческих услуг. Заметим: первым выслушал приговор не руководитель московского городского управления Судебного департамента Вячеслав Липезин, его коллега из областного управления Валерий Кузьмич, или глава фирмы «Рабикон К» Умар Заробеков. По факту приговор получил очередной «стрелочник» Рафик Восканян, имя которого практически не фигурировало в ходе расследования. При этом подсудимый отделался условным сроком и штрафом, размер которого меньше от нанесенного мошенниками ущерба.

Уголовное дело Рафика Восканяна в особом порядке рассмотрел Мещанский райсуд Москвы. Подсудимый был признан виновным в мошенничестве, совершенном организованной преступной группой в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК). Показания господина Восканяна и других решивших сотрудничать со следствием фигурантов помогли СКР установить общую схему хищений.

По версии следствия, их организатором выступала скрывающаяся сейчас в США Ираида Ландаренко, которая в 2004 году учредила компанию «Рабикон К», оказывавшую переводческие услуги. Благодаря связям в судебном управлении Москвы с 2006 года основными клиентами «Рабикона» стали суды столицы, а затем и Подмосковья.

Процессуальные издержки, к которым относятся и услуги переводчиков в судах, возмещаются лингвистам из бюджета. При этом по закону за час синхронного перевода, например, с редких западноевропейских и восточных языков, осуществляющий его специалист может получить не более 1,5 тыс рублей, а за письменный перевод одного листа текста — от 200 до 400 рублей. Основанием же для подобных выплат является постановление или определение суда.

В 2013 году, по данным следствия, госпожа Ландаренко и гендиректор «Рабикона» уроженец Таджикистана Умар Заробеков разработали план, направленный на хищение бюджетных средств, выделяемых судебному управлению на оплату работ переводчиков. Этот план, как говорится в материалах дела, предусматривал совершение целого ряда последовательных типовых мошеннических действий.

Господин Восканян и другие переводчики, как следует из материалов дела, вводя в заблуждение судей, не осведомленных о преступных планах участников ОПГ, должны были получать решения служителей Фемиды об оплате услуг лингвистов, желательно в нескольких экземплярах. Затем в эти решения вносились изменения, в соответствии с которыми резко возрастало количество отработанных ими часов и, соответственно, оплата их услуг. После этого подделки поступали в судебное управление, тогдашний начальник которого Вячеслав Липезин, а также его заместители Любовь Лопатина и Игорь Кудрявцев, как считает следствие, являясь активными участниками группы, оплачивали поддельные решения, переводя деньги на счета «Рабикона». Мизерная часть из них выплачивалась переводчикам, а большую, обналичивая, участники ОПГ делили между собой. Причем, чтобы хищения осуществлялись на постоянной основе, руководители управления обеспечивали «своевременное истребование денежных средств федерального бюджета» из вышестоящей организации — Судебного департамента при Верховном суде.

Первым в декабре 2013 года, было подделано решение Преображенского райсуда, по которому из бюджета за перевод с таджикского на русский было выплачено 9,5 тыс рублей. Всего же в первом транше после запуска мошеннической схемы на счета «Рабикона» поступило более 4,3 млн рублей бюджетных средств, хотя, как установило следствие, «сведения об объеме и стоимости услуг перевода были необоснованно завышены» и фактически не оказывались. Из этой суммы непосредственно переводчикам досталось всего 50 тыс рублей— остальные деньги были похищены. После того как схема сработала, «Рабикон» на основании тысяч измененных судебных решений стал ежемесячно получать десятки миллионов рублей. Например, один из платежей за 1,4 тыс оказанных участникам судебных разбирательств услуг составил 13,7 млн рублей. При этом реально лингвисты получили 81 тыс. рублей.

Всего в период с 16 января по 22 декабря 2014 года на счет ООО «Рабикон К» со счета управления Судебного департамента по Москве поступило 322 млн 800 тыс рублей бюджетных средств, из которых 321 млн 391 тыс рублей участники ОПГ «похитили путем обмана», распорядившись ими по своему усмотрению.

Отметим, что хищения выявили сами судьи. Председатель Мосгорсуда Ольга Егорова, узнав о небывалом росте сумм, выделяемых на возмещение судебных издержек, инициировала проверку. По ее результатам последовало обращение в правоохранительные органы, возбудившие уголовное дело о мошенничестве. Основные фигуранты расследования были арестованы. Однако по решению Верховного суда судебный контроль за громким делом был передан судам Калужской области, и обвиняемые вышли на свободу. Расследование основного дела продолжается.

Из общей суммы похищенного, установило следствие, господину Восканяну как соучастнику хищений могло достаться более 2 млн рублей.

В суде господин Восканян согласился с предъявленным ему обвинением. В свою очередь суд, вынося переводчику приговор, не нашел в его действиях отягчающих вину обстоятельств. Зато смягчающих ее оказалось предостаточно: чистосердечное признание в содеянном и раскаяние; «совершение действий, направленных на заглаживание вреда», а также положительные характеристики. Господину Восканяну суд назначил три года условно с испытательным сроком в течение двух лет.

Судебное управление, признанное потерпевшей стороной по уголовному делу, заявило к осужденному гражданский иск на сумму 315 млн 474 тыс рублей, который был практически полностью удовлетворен. Из него вычли только 10 тыс рублей, которые обвиняемый добровольно вернул потерпевшему управлению.

Вынесенный приговор не доказывает вину остальных предполагаемых участников хищений. Однако благодаря ему в судебном порядке была установлена схема хищений с участием переводчиков, коммерсантов и бывших судебных чиновников, а также общая сумма похищенного, сообщает «Ъ».

Как ранее сообщало агентсво «Руспрес», реальная сумма украденных денег в Москве может составлять до 1,5 млрд рублей в Москве и 0,5 млрд в Московской области. Вопрос о том, почему итоговая сумма претензий государства уменьшилась почти в семь раз, стоит, наверное задать господам Гусеву и Лебедеву.